Фетюкович

Адвокат. «Тут же, сейчас же явился и защитник, знаменитый Фетюкович, и как бы какой-то подавленный гул пронесся в зале. Это был длинный, сухой человек, с длинными, тонкими ногами, с чрезвычайно длинными, бледными тонкими пальцами, с обритым лицом, со скромно причесанными, довольно короткими волосами, с тонкими, изредка кривившимися не то насмешкой, не то улыбкой губами. На вид ему было лет сорок. Лицо его было бы и приятным, если бы не глаза его, сами по себе небольшие и невыразительные, но до редкости близко один от другого поставленные, так что их разделяла всего только одна тонкая косточка его продолговатого тонкого носа. Словом, физиономия эта имела в себе что-то резко птичье, что поражало. Он был во фраке и в белом галстуке...»

Речь адвоката на суде по делу Дмитрия Карамазова занимает в романе четыре главы (X—XIII) книги 12‑й «Судебная ошибка» и, казалось бы, полностью нейтрализует речь прокурора Ипполита Кирилловича. Финал его речи с главным постулатом-обращением к присяжным: «Лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невинного...», — вызвал бурю восторга у зрителей. Однако ж на присяжных-скотопригоньевцев красноречие знаменитого столичного защитника, вероятно, впечатления не произвело: «Мужички за себя постояли» (заглавие 14‑й главы этой же книги) — Митя Карамазов получил свои 20 лет рудников.

Прототипами Фетюковича послужили В.Д. Спасович и, вероятно, адвокат П.А. Александров (1836—1893), защищавший Веру Засулич 31 марта 1878 г. (Достоевский присутствовал на этом суде).