Зубиков Аким Петрович

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Скверный анекдот»)

Столоначальник, подчиненный Ивана Ильича Пралинского, начальник Порфирия Петровича Пселдонимова и единственный, кроме сотрудника «Головешки», гость с его стороны на свадьбе. Для статского советника Пралинского этот скромный чиновник явился своеобразным ангелом-хранителем в первые минуты на свадьбе Пселдонимова, когда генералу совсем уж было невмоготу от тоски: «Но вдруг какая-то фигурка очутилась подле Пселдонимова и начала кланяться. К невыразимому своему удовольствию и даже счастью, Иван Ильич тотчас же распознал столоначальника из своей канцелярии, Акима Петровича Зубикова, с которым он хоть, конечно, и не был знаком, но знал его за дельного и бессловесного чиновника...» Аким Петрович помог генералу прийти в себя и именно он пояснил затем несуразность фамилии жениха — дескать, «по глупости» когда-то заменили букву в на л и получился вместо понятного «Псевдонимова» непонятный «Пселдонимов». И именно столоначальник Зубиков простодушно постарался посильнее «развлечь» Пралинского шампанским, в результате чего тот напился совершенно пьян и сотворил все дальнейшие «либеральные» глупости на свадьбе Пселдонимова. Повествователь пишет об этом персонаже, несколько обобщая: «Два слова об Акиме Петровиче. Это был человек смирный, как курица, самого старого закала, взлелеянный на подобострастии и между тем человек добрый и даже благородный. Он был из петербургских русских, то есть и отец и отец отца его родились, выросли и служили в Петербурге и ни разу не выезжали из Петербурга. Это совершенно особенный тип русских людей. Об России они почти не имеют ни малейшего понятия, о чем вовсе и не тревожатся. Весь интерес их сужен Петербургом и, главное, местом их службы. Все заботы их сосредоточены около копеечного преферанса, лавочки и месячного жалованья. Они не знают ни одного русского обычая, ни одной русской песни, кроме "Лучинушки", да и то потому только, что ее играют шарманки. <...> одним словом, это тип смиренный и окончательно выработавшийся в последние тридцать пять лет. Впрочем, Аким Петрович был вовсе не дурак. Спроси его генерал о чем-нибудь подходящем к нему, он бы и ответил и поддержал разговор...»