Тихон (отец Тихон)

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Бесы», гл. «У Тихона»)

Cтарец, бывший архиерей, проживающий «на спокое» в Спасо-Ефимьевском Богородском монастыре, которому Ставрогин принес и дал прочесть свою исповедь. «Николай Всеволодович вступил в небольшую комнату, и почти в ту же минуту в дверях соседней комнаты показался высокий и сухощавый человек, лет пятидесяти пяти, в простом домашнем подряснике и на вид как будто несколько больной, с неопределенною улыбкой и с странным, как бы застенчивым взглядом...» Далее сообщаются сведения о Тихоне, которые собрал Ставрогин до визита: «Николай Всеволодович узнал, что он уже лет шесть как проживает в монастыре и что приходят к нему и из самого простого народа, и из знатнейших особ; что даже в отдаленном Петербурге есть у него горячие почитатели и преимущественно почитательницы. Зато услышал от одного осанистого нашего "клубного" старичка, и старичка богомольного, что "этот Тихон чуть ли не сумасшедший, по крайней мере совершенно бездарное существо и, без сомнения, выпивает". Прибавлю от себя, забегая вперед, что последнее решительный вздор, а есть одна только закоренелая ревматическая болезнь в ногах и по временам какие-то нервные судороги. Узнал тоже Николай Всеволодович, что проживающий на спокое архиерей, по слабости ли характера или "по непростительной и несвойственной его сану рассеянности", не сумел внушить к себе, в самом монастыре, особливого уважения...»

Тихон, прочитав исповедь Ставрогина о растлении Матреши, в суждениях был «осторожен»: вначале посоветовал сделать в «документе» исправления «в слоге», затем заметил, что «некрасивость преступления убьет» и, наконец, высказал догадку, что на покаяние исповедь мало похожа и что Ставрогин, дабы избежать обнародования ее, отодвинуть — бросится в новое преступление как в исход.

Неопубликованная при жизни Достоевского глава «У Тихона» заканчивается гневной реакцией «разоблаченного» Ставрогина: « — Проклятый психолог! — оборвал он вдруг в бешенстве и, не оглядываясь, вышел из кельи».

Прототипом Тихона послужил Тихон Задонский.