Тихомиров

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Подросток»)

Участник кружка Дергачева, учитель. Аркадий Долгорукий среди «дергачевцев» особо запомнил «одного высокого смуглого человека, с черными бакенами, много говорившего, лет двадцати семи, какого-то учителя или вроде того», который и оказался Тихомировым. Он, горячо споря с Крафтом по его идее о «второстепенности России» по форме, по частностям, безусловно поддерживает ее в целом, но не видит смысла кончать из-за этого с собой: «Про Россию я Крафту поверю и даже скажу, что, пожалуй, и рад; если б эта идея была всеми усвоена, то развязала бы руки и освободила многих от патриотического предрассудка... <...> Если Россия только материал для более благородных племен, то почему же ей и не послужить таким материалом? Это — роль довольно еще благовидная. Почему не успокоиться на этой идее ввиду расширения задачи? Человечество накануне своего перерождения, которое уже началось. Предстоящую задачу отрицают только слепые. Оставьте Россию, если вы в ней разуверились, и работайте для будущего, — для будущего еще неизвестного народа, но который составится из всего человечества, без разбора племен. И без того Россия умерла бы когда-нибудь; народы, даже самые даровитые, живут всего по полторы, много по две тысячи лет; не все ли тут равно: две тысячи или двести лет? Римляне не прожили и полутора тысяч лет в живом виде и обратились тоже в материал. Их давно нет, но они оставили идею, и она вошла элементом дальнейшего в судьбы человечества. Как же можно сказать человеку, что нечего делать? Я представить не могу положения, чтоб когда-нибудь было нечего делать! Делайте для человечества и об остальном не заботьтесь. Дела так много, что недостанет жизни, если внимательно оглянуться...»

Стоит вспомнить суждение самого Достоевского из «Зимних заметок о летних впечатлениях» (1863): «Так вот не понимаю я, чтоб умный человек, когда бы то ни было, при каких бы ни было обстоятельствах, не мог найти себе дела. <...> Нельзя версты пройти, так пройди только сто шагов, все же лучше, все ближе к цели, если к цели идешь...»

Прототипом Тихомирова исследователи называют «долгушинцев» Папина и Гамова; в следственном деле упоминается и фамилия Тихомиров — этот человек был близким знакомым А.В. Долгушина, часто бывал в его доме, но по делу «долгушинцев» не привлекался.