Шатова Дарья Павловна

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Бесы»)

Дочь крепостного Ставрогиных, камердинера Павла Федорова, воспитанница Варвары Петровны Ставрогиной, бывшая ученица, а затем и «невеста» Степана Трофимовича Верховенского, сестра Ивана Павловича Шатова.
«Давно уже Варвара Петровна решила раз навсегда, что "Дарьин характер не похож на братнин" (то есть на характер брата ее, Ивана Шатова), что она тиха и кротка, способна к большому самопожертвованию, отличается преданностию, необыкновенною скромностию, редкою рассудительностию и главное благодарностию. До сих пор, по-видимому, Даша оправдывала все ее ожидания. "В этой жизни не будет ошибок", — сказала Варвара Петровна, когда девочке было еще двенадцать лет, и так как она имела свойство привязываться упрямо и страстно к каждой пленившей ее мечте, к каждому своему новому предначертанию, к каждой мысли своей, показавшейся ей светлою, то тотчас же и решила воспитывать Дашу как родную дочь. Она немедленно отложила ей капитал и пригласила в дом гувернантку, мисс Кригс, которая и прожила у них до шестнадцатилетнего возраста воспитанницы, но ей вдруг, почему-то, было отказано. Ходили учителя из гимназии, между ними один настоящий француз, который и обучил Дашу по-французски. Этому тоже было отказано вдруг, точно прогнали. Одна бедная, заезжая дама, вдова из благородных, обучала на фортепьяно. Но главным педагогом был все-таки Степан Трофимович. По-настоящему, он первый и открыл Дашу: он стал обучать тихого ребенка еще тогда, когда Варвара Петровна о ней и не думала. <...> Когда к Даше стали ходить учителя, то Степан Трофимович оставил с нею свои занятия и мало-помалу совсем перестал обращать на нее внимание. Так продолжалось долгое время. Раз, когда уже ей было семнадцать лет, он был вдруг поражен ее миловидностию...». 

Спустя три года, когда Даше исполнилось 20 лет, Варвара Петровна вздумала, как выразился сам «жених», «выдать за нее» дважды вдовца 53‑летнего Степана Трофимовича. Но, разумеется, вскоре все выплывет наружу и станет ясным: Степану Трофимовичу предназначено было «прикрыть швейцарские грехи» все того же Николая Всеволодовича Ставрогина. Их отношения продолжаются и в «настоящее» время, Даша даже в одном из разговоров уверяет, что согласна быть просто сиделкой возле него и посвятить ему всю свою жизнь: « — Никогда, ничем вы меня не можете погубить, и сами это знаете лучше всех, — быстро и с твердостью проговорила Дарья Павловна. — Если не к вам, то я пойду в сестры милосердия, в сиделки, ходить за больными, или в книгоноши, Евангелие продавать. Я так решила. Я не могу быть ничьею женой; я не могу жить и в таких домах, как этот. Я не того хочу... Вы все знаете. <...> Вы очень больны? <...> Боже! И этот человек хочет обойтись без меня!..».

Именно Дарье Павловне Шатовой Ставрогин написал письмо из Петербурга, по существу — конспект своей исповеди «От Ставрогина», в котором звал ее с собой уехать в «кантон Ури», она тут же согласилась без раздумий, но... «гражданин кантона Ури» неожиданно вернулся в Скворешники и удавился на чердаке.