Предпосылов

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Вечный муж»)

«Нигилист»; товарищ Александра Лобова. Вельчанинов впервые увидал его на даче Захлебининых среди гостей — студентов и гимназистов: «третий же "молодой человек", очень мрачный и взъерошенный двадцатилетний мальчик, в огромных синих очках, стал торопливо и нахмуренно шептаться о чём-то с Марьей Никитишной и Надей…» Как впоследствии выяснилось, он представлял здесь интересы Лобова, которому от дома из-за его не одобренного родителями сватовства к Наде Захлебининой было отказано. Затем Предпосылов с таким лицом и участвовал в развлечениях-играх — мрачным, презрительным. Лучше всего этого «молодого человека» в кавычках характеризует «брачный контракт», каковой разработал он для своего друга Лобова и его невесты Нади — «жених» и пересказывает его Вельчанинову и Трусоцкому: «Мы, во-первых, дали друг другу слово, и, кроме того, я прямо ей обещался, при двух свидетелях, в том, что если она когда полюбит другого или просто раскается, что за меня вышла, и захочет со мной развестись, то я тотчас же выдаю ей акт в моём прелюбодеянии, — и тем поддержу, стало быть, где следует, её просьбу о разводе. Мало того: в случае, если бы я впоследствии захотел на попятный двор и отказался бы выдать этот акт, то, для её обеспечения, в самый день нашей свадьбы, я выдам ей вексель в сто тысяч рублей на себя, так что в случае моего упорства насчёт выдачи акта она сейчас же может передать мой вексель — и меня под сюркуп! Таким образом всё обеспечено, и ничьей будущностью я не рискую…»

В конце повествования выясняется, что презирающие всё и вся мрачные молодые «нигилисты» Лобов и Предпосылов ходили провожать отъезжающего Трусоцкого на поезд, пили с ним «брудершафт» и напились пьяны, покутили весело и на славу.