Паскудина Наталья Дмитриевна

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Дядюшкин сон»)

Мордасовская «дворянка»; подруга Анны Николаевны Антиповой и, соответственно, одна из соперниц Марьи Александровны Москалевой. В одной из сцен-дилалогов Хроникёр даёт штрихи к её портрету: « — И Катерина Петровна приедут-с, и Фелисата Михайловна тоже хотели быть-с, — прибавила Наталья Дмитриевна, колоссального размера дама, которой формы так понравились князю и которая чрезвычайно походила на гренадера. Она была в необыкновенно маленькой розовой шляпке, торчавшей у неё на затылке. Уже три недели, как она была самым искренним другом Анны Николаевны, за которою давно уже увивалась и ухаживала и которую, судя по виду, могла проглотить одним глотком, вместе с косточками…» Причём чуть далее уточняется, что говорит Паскудина — «жеманясь, стыдливо и пискливо, что составляло прелюбопытный контраст с её наружностию». Госпожа Москалева в разговорах с князем К., в борьбе за которого Паскудина принимает активное участие на стороне Антиповой, разумеется, подпускает в её адрес ядовитые шпильки: « — Князь и в кульке князь, князь и в лачуге будет как во дворце! А вот муж Натальи Дмитриевны чуть ли не дворец себе выстроил, — и всё-таки он только муж Натальи Дмитриевны, и ничего больше! Да и сама Наталья Дмитриевна, хоть пятьдесят кринолинов на себя налепи, — всё-таки останется прежней Натальей Дмитриевной и нисколько не прибавит себе. <…> Но, по-моему, уж лучше наряды, чем что-нибудь другое, вот как Наталья Дмитриевна, которая — такое любит, что и сказать нельзя. <…> Помилуйте, князь! — вскричала она, сверкая глазами, — если уж ваша Наталья Дмитриевна бесподобная женщина, так уж я и не знаю, что после этого! Но после этого вы совершенно не знаете здешнего общества, совершенно не знаете! Ведь это только одна выставка своих небывалых достоинств, своих благородных чувств, одна комедия, одна наружная золотая кора. Приподымите эту кору, и вы увидите целый ад под цветами, целое осиное гнездо, где вас съедят и косточек не оставят! <…> Наталья-то Дмитриевна! помилуйте, князь, да это просто кадушка! Ах, князь, князь! что это вы сказали! Я ожидала в вас гораздо поболее вкусу...» Вдобавок ко всему Марья Александровна всем рассказывает, как госпожа Паскудина сахар у неё из сахарницы воровала… Однако ж, в финале повести, начав скандальную дуэль разоблачений друг друга при князе, они, в конце концов, каким-то чудом объединились и со всей мощью двух разгневанных фурий обрушились на бедного князя, разоблачая все его парики и вставные глаза-зубы, чем и добили-прикончили старика окончательно — он заболел и умер.