Мурин Илья

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Хозяйка»)

Хозяин квартиры, в которой снял угол Ордынов, влюбившись в его жену Катерину. Ордынов увидел их впервые в церкви. «Это были старик и молодая женщина. Старик был высокого роста, ещё прямой и бодрый, но худой и болезненно бледный. С вида его можно было принять за заезжего откуда-нибудь издалека купца. На нём был длинный, чёрный, очевидно праздничный, кафтан на меху, надетый нараспашку. Из-под кафтана виднелась какая-то другая длиннополая русская одежда, плотно застёгнутая снизу до верха. Голая шея была небрежно повязана ярким красным платком; в руках меховая шапка. Длинная, тонкая, полуседая борода падала ему на грудь, и из-под нависших, хмурых бровей сверкал взгляд огневой, лихорадочно воспалённый, надменный и долгий…» При первом же знакомстве Мурин произвёл на Ордынова тягостное впечатление: «Неизвестно почему, ему стало тяжело глядеть на этого старика…» Потом выяснилось, что Мурин пользуется славой колдуна и имеет на своей совести не одну загубленную жизнь. Над своей молодой женой он имеет непонятную власть: несмотря на то, что он загубил её родителей, товарища детства и названного жениха Алёшу, чуть не убивает Ордынова, которого она успела полюбить, — Катерина никак не может уйти от него, освободиться. Но вскоре по глухим намёкам читатель может догадаться-предположить, что Катерина — его родная дочь, и именно это гнетёт её более всего и делает почти «полоумной». В прошлом Мурина случались вообще непонятные вещи: он, к примеру, оказывался в своей жизни-судьбе буквально на волосок от добровольной гибели. Некогда он был чрезвычайно богатым купцом, но внезапно разорился, что привело его не то что к неврастении, а уж к настоящим приступам полного сумасшествия. Вот в одном из таких припадков он и бросился убивать своего хорошего товарища, молодого купца, а когда очнулся и узнал о случившемся — «готов был лишить себя жизни». Неизвестно, что остановило-образумило Мурина от этого рокового шага, скорее всего, уже тогда ярко выраженная страстная набожность, только кончать с собою он не стал, а вместо этого подверг сам себя строгому церковному наказанию — несколько лет находился под покаянием. И вот этот таинственный Мурин, при всей своей набожности превратившийся под старость лет по сути в колдуна-ведуна, словно позабыл, как чуть было не стал в молодости убийцей. В припадке ревности он стреляет в Ордынова из ружья, но, к счастью, промахивается. А потом, некоторое время спустя, уговаривая Ордынова съехать с квартиры и оставить в покое якобы помешанную Катерину навсегда, Мурин, опять же словно запамятовав, как чуть было не стал самоубийцей когда-то и забыв о страхе Божием, вновь выставляет собственную добровольную смерть в качестве последнего аргумента в разговоре-споре с Ордыновым: мол, если тот заберёт-уведёт у него Катерину, ему, Мурину, тогда «что ж делать, в петлю лезть, что ли?..» В конце концов, Мурин, по существу, выгоняет Ордынова с квартиры и увозит-прячет Катерину в неизвестные края.

Примечательно, что Мурин — самый первый из героев Достоевского, подверженный падучей болезни; остальные герои-эпилептики (Нелли, князь Мышкин, Кириллов, Смердяков) появятся, когда эпилепсией будет страдать уже сам писатель.