Москалева Марья Александровна

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Дядюшкин сон»)

Помещица; супруга Афанасия Матвеевича и мать Зинаиды Афанасьевны Москалевых. С рассказа о ней и начинается повесть: «Марья Александровна Москалева, конечно, первая дама в Мордасове, и в этом не может быть никакого сомнения. Она держит себя так, как будто ни в ком не нуждается, а, напротив, все в ней нуждаются. Правда, её почти никто не любит и даже очень многие искренно ненавидят; но зато её все боятся, а этого ей и надобно. Такая потребность есть уже признак высокой политики. Отчего, например, Марья Александровна, которая ужасно любит сплетни и не заснет всю ночь, если накануне не узнала чего-нибудь новенького, — отчего она, при всём этом, умеет себя держать так, что, глядя на неё, в голову не придёт, чтоб эта сановитая дама была первая сплетница в мире или по крайней мере в Мордасове? Напротив, кажется, сплетни должны исчезнуть в её присутствии; сплетники — краснеть и дрожать, как школьники перед господином учителем, и разговор должен пойти не иначе как о самых высоких материях. Она знает, например, про кой-кого из мордасовцев такие капитальные и скандалезные вещи, что расскажи она их при удобном случае, и докажи их так, как она их умеет доказывать, то в Мордасове будет лиссабонское землетрясение. А между тем она очень молчалива на эти секреты и расскажет их разве уж в крайнем случае, и то не иначе как самым коротким приятельницам. Она только пугнёт, намекнёт, что знает, и лучше любит держать человека или даму в беспрерывном страхе, чем поразить окончательно. Это ум, это тактика! — Марья Александровна всегда отличалась между нами своим безукоризненным comme il faut [фр. умением себя держать], с которого все берут образец. Насчет comme il faut она не имеет соперниц в Мордасове. Она, например, умеет убить, растерзать, уничтожить каким-нибудь одним словом соперницу, чему мы свидетели; а между тем покажет вид, что и не заметила, как выговорила это слово. А известно, что такая черта есть уже принадлежность самого высшего общества. Вообще, во всех таких фокусах, она перещеголяет самого Пинетти. Связи у ней огромные. Многие из посещавших Мордасов уезжали в восторге от её приема и даже вели с ней потом переписку. <…> Марью Александровну сравнивали даже, в некотором отношении, с Наполеоном. Разумеется, это делали в шутку её враги, более для карикатуры, чем для истины…»

Муж Марьи Александровны был некогда довольно крупным чиновником, но место после ревизии потерял и был сослан супругой в подгородную её деревушку-имение в 120 душ, где он пил чаи, парился в бане и был доволен. А Марья Александровна в Мордасове в одиночку вершила свои «наполеоновские» дела: боролась за первенство со своей подругой-врагом прокуроршей Анной Николаевной Антиповой и выдавала дочь замуж. Сначала на роль жениха был определён ею Мозгляков, но с появлением в Мордасове старой богатой развалины князя К. планы Москалевой резко изменились, она все силы бросила на завоевание блаженного старичка в качестве мужа Зины, потерпела сокрушительное фиаско, была вынуждена даже уехать из Мордасова, но в эпилоге выяснилось, что ей таки удалось выдать Зинаиду удачно замуж за генерал-губернатора какого-то отдалённого сибирского края и теперь Марья Александровна живёт при зяте, надо полагать, в роли серого кардинала.