Москалев Афанасий Матвеевич

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Дядюшкин сон»)

Муж Марьи Александровны и отец Зинаиды Афанасьевны Москалевых. «Во-первых, это весьма представительный человек по наружности и даже очень порядочных правил; но в критических случаях он как-то теряется и смотрит как баран, который увидал новые ворота. Он необыкновенно сановит, особенно на именинных обедах, в своём белом галстуке. Но вся эта сановитость и представительность — единственно до той минуты, когда он заговорит. Тут уж, извините, хоть уши заткнуть. Он решительно недостоин принадлежать Марье Александровне; это всеобщее мнение. Он и на месте сидел единственно только через гениальность своей супруги. По моему крайнему разумению, ему бы давно пора в огород пугать воробьёв. Там, и единственно только там, он мог бы приносить настоящую, несомненную пользу своим соотечественникам. И потому Марья Александровна превосходно поступила, сослав Афанасия Матвеича в подгородную деревню, в трёх верстах от Мордасова, где у неё сто двадцать душ, — мимоходом сказать, всё состояние, все средства, с которыми она так достойно поддерживает благородство своего дома. Все поняли, что она держала Афанасия Матвеича при себе единственно за то, что он служил и получал жалованье и... другие доходы. Когда же он перестал получать жалованье и доходы, то его тотчас же и удалили за негодностию и совершенною бесполезностию. <…> В деревне Афанасий Матвеич живёт припеваючи. <…> Он примеряет белые галстухи, собственноручно чистит сапоги, не из нужды, а единственно из любви к искусству, потому что любит, чтоб сапоги у него блестели; три раза в день пьёт чай, чрезвычайно любит ходить в баню и — доволен…»

Перед этим безжалостный Хроникёр упоминает, что «Афанасий Матвеич, лишился своего места за неспособностию и слабоумием, возбудив гнев приехавшего ревизора», а после упомянет, что мордасовские дамы любили «трунить» над Афанасием Матвеичем, дабы «кольнуть Марью Александровну её супругом». Да и то: Марья Александровна пыталась прилечь мужа к участию в интриге вокруг князя К., стремясь женить его на Зине, даже вытащила Афанасия Матвеевича из деревни, но толку от него было чуть, только мешал. В эпилоге сообщается, что, по слухам, Марья Александровна перед отъездом-бегством из Мордасова продала свою деревню вместе с супругом. Слухи слухами, но когда через три года Мозгляков в отдалённом крае встретил Марью Александровну и Зинаиду Афанасьевну Москалевых в качестве тёщи и жены местного генерал-губернатора и заикнулся было об Афанасии Матвеевиче, то, оказалось, что местные жители «об нём не имели никакого понятия».