Луиза (Лавиза) Ивановна

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Преступление и наказание»)

Содержательница борделя. Раскольников, вызванный в «контору» по повестке, видит ее среди также вызванных посетителей полицейского участка. Это была «разодетая багрово-красная дама», которая «все стояла, как будто не смея сама сесть, хотя стул был рядом». Потом все же, по приглашению письмоводителя Заметова, «тихо, с шелковым шумом, опустилась на стул. Светло-голубое с белою кружевною отделкой платье ее, точно воздушный шар, распространилось вокруг стула и заняло чуть не полкомнаты. Понесло духами. Но дама, очевидно, робела того, что занимает полкомнаты и что от нее так несет духами, хотя и улыбалась трусливо и нахально вместе, но с явным беспокойством...» Затем, при входе поручика Пороха, опять: «Пышная дама так и подпрыгнула с места, его завидя, и с каким-то особенным восторгом принялась приседать; но офицер не обратил на нее ни малейшего внимания, а она уже не смела больше при нем садиться...» Такое подобострастное поведение этой соотечественницы Амалии Людвиговны Липпевехзель в полицейском участке не случайно — ее грехи здесь знают наизусть. В рассказе-оправдании Лавизы Ивановны (так ее именует Порох) о последнем дебоше в ее доме выведена сатира на представителя «демократической» журналистики, очень похожего на Сотрудника «Головешки» из «Скверного анекдота»: напившись в борделе, он мало того, что начал вытворять мерзости и непристойности вплоть до того, что «в окно, как маленькая свинья визжаль», но, как рассказала «почтенная»  дама, грозить-шантажировать начал: «Я, говориль, на вас большой сатир гедрюкт будет, потому я во всех газет могу про вас всё сочиниль...»