Кутузов Григорий Васильевич

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Братья Карамазовы»)

Муж Марфы Игнатьевны Кутузовой, камердинер Федора Павловича Карамазова, воспитатель Смердякова. Сначала Повествователь упоминает о еще молодом тогда Григории, рассказывая историю двух женитьб его хозяина: «Как характерную черту сообщу, что слуга Григорий, мрачный, глупый и упрямый резонер, ненавидевший прежнюю барыню Аделаиду Ивановну, на этот раз взял сторону новой барыни, защищал и бранился за нее с Федором Павловичем почти непозволительным для слуги образом, а однажды так даже разогнал оргию и всех наехавших безобразниц силой...» С тех пор и характер Григория, и его влияние на барина только укреплялись и становились суровее. Уже к моменту начала основного действия он сформировался вполне и окончательно: «Это был человек твердый и неуклонный, упорно и прямолинейно идущий к своей точке, если только эта точка по каким-нибудь причинам (часто удивительно нелогическим) становилась пред ним как непреложная истина. Вообще говоря он был честен и неподкупен. Жена его, Марфа Игнатьевна, несмотря на то, что пред волей мужа беспрекословно всю жизнь склонялась, ужасно приставала к нему, например, тотчас после освобождения крестьян, уйти от Федора Павловича в Москву и там начать какую-нибудь торговлишку (у них водились кое-какие деньжонки); но Григорий решил тогда же и раз навсегда, что баба врет, "потому что всякая баба бесчестна", но что уходить им от прежнего господина не следует, каков бы он там сам ни был, "потому что это ихний таперича долг". <...> Так и вышло: они не ушли, а Федор Павлович назначил им жалованье, небольшое, и жалованье выплачивал. Григорий знал к тому же, что он на барина имеет влияние неоспоримое. <...> Я уже упоминал в начале моего рассказа, как Григорий ненавидел Аделаиду Ивановну, первую супругу Федора Павловича и мать первого сына его, Дмитрия Федоровича, и как, наоборот, защищал вторую его супругу, кликушу, Софью Ивановну, против самого своего господина и против всех, кому бы пришло на ум молвить о ней худое или легкомысленное слово. В нем симпатия к этой несчастной обратилась во что-то священное, так что и двадцать лет спустя он бы не перенес, от кого бы то ни шло, даже худого намека о ней и тотчас бы возразил обидчику. По наружности своей Григорий был человек холодный и важный, не болтливый, выпускающий слова веские, нелегкомысленные. Точно так же невозможно было бы разъяснить в нем с первого взгляда: любил он свою безответную, покорную жену или нет, а между тем он ее действительно любил и та конечно, это понимала...» Добавляет важный штрих в образ Григория сообщение Повествователя, что взял он привычку читать «божественные» книги, заинтересовался хлыстовщиной, был наклонен к мистицизму.
Еще чрезвычайно характерная черта Григория — любовь к детям: он поначалу взял на себя все заботы о брошенных отцом Карамазовым его сыновьях Мите, Иване и Алеше, тяжело переживал смерть единственного своего уродца сына (шестипалого), без раздумий взял на воспитание, практически усыновил ребенка Лизаветы Смердящей — будущего Смердякова, с которым потом и мучился: атеист Смердяков все жилы вытягивал из благочестивого Григория Васильевича своим издевательским цинизмом.
Именно старик Кутузов, двойник-антипод старика Карамазова и по существу второй отец всех братьев Карамазовых, невольно сыграл в судьбе старшего, Дмитрия, роковую роль: в ночь убийства Федора Павловича Смердяковым Митя перед этим, убегая, в горячке ударил Григория Васильевича пестиком по голове и затем, во время следствия, называя его «стариком», заставляя следователя и прокурора предполагать, что он говорит о настоящем отце.
Прославленную фамилию русского полководца М.И. Кутузова лакею придумал в насмешку, вероятно, сам Карамазов (или его предок), вольно или невольно соблазнясь созвучием — Карамазов–Кутузов. Вероятно, в какой-то мере прототипом этого персонажа послужил дворовый отца Достоевского — Григорий Васильев.