Хроникер («Дядюшкин сон»)

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Дядюшкин сон»)

Повествователь. Он так объясняет появление своей хроники в конце 1‑й главы, набросав портреты членов семейства Москалевых: «Все, что прочел теперь благосклонный читатель, было написано мною месяцев пять тому назад, единственно из умиления. Признаюсь заранее, я несколько пристрастен к Марье Александровне. Мне хотелось написать что-нибудь вроде похвального слова этой великолепной даме и изобразить все это в форме игривого письма к приятелю, по примеру писем, печатавшихся когда-то в старое золотое, но, слава Богу, невозвратное время в "Северной пчеле" и в прочих повременных изданиях. Но так как у меня нет никакого приятеля и, кроме того, есть некоторая врожденная литературная робость, то сочинение мое и осталось у меня в столе, в виде литературной пробы пера и в память мирного развлечения в часы досуга и удовольствия. Прошло пять месяцев — и вдруг...». И далее начинается сама хроника, охватывающая события трех дней нахождения в Мордасове князя К., историю борьбы за его руку и сердце мордасовских дам. А в эпилоге сообщаются кратко судьбы Марьи Александровны и Зинаиды Афанасьевны Москалевых через три года.

Хроникер из «Дядюшкиного сна» стоит в ряду многочисленных героев-рассказчиков и авторов «записок» в мире Достоевского — таких, как: Неизвестный, Мечтатель, Неточка Незванова, Маленький герой, Сергей Александрович, Подпольный человек, Семен Семенович Стрижов, Алексей Иванович, Антон Лаврентьевич Г–в, Аркадий Долгорукий, Александр Петрович Горянчиков, Повествователь («Братья Карамазовы»). «Автор» в «Дядюшкином сне» не просто рассказчик, а — хроникер, записывающий события по горячим следам. Правда, мордасовский Хроникер еще безымянная, зыбкая и неясная по сравнению со своим «коллегой» Антоном Лаврентьевичем Г–вым из «Бесов» фигура: в общем-то, это лишь аккуратный и расторопный стенограф всех происходящих событий, сам не участвующий в них.