Дроздов Маврикий Николаевич

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х
Ц
Ч Ш
Щ
Э Ю Я

(«Бесы»)

Племянник Ивана Ивановича Дроздова — второго мужа Прасковьи Ивановны Дроздовой (Тушиной), жених Лизаветы Николаевны Тушиной. «Этот Маврикий Николаевич был артиллерийский капитан, лет тридцати трех, высокого росту господин, красивый и безукоризненно порядочной наружности, с внушительною и на первый взгляд даже строгою физиономией, несмотря на его удивительную и деликатнейшую доброту, о которой всякий получал понятие чуть не с первой минуты своего с ним знакомства. Он, впрочем, был молчалив, казался очень хладнокровен и на дружбу не напрашивался. Говорили потом у нас многие, что он недалек; это было не совсем справедливо...»
Маврикий Николаевич был секундантом своего «приятеля и школьного товарища» Артемия Павловича Гаганова на его дуэли со Ставрогиным.
Но главное, что связано в романе с Маврикием Николаевичем, — его отношения с Лизаветой Николаевной. Он как тень следует повсюду за Лизой, терпеливо сносит все ее причуды и капризы (она, к примеру, заставила его прилюдно встать на колени перед юродивым Семеном Яковлевичем), упорно ждет своего часа, когда, наконец, она остепенится и станет его женой. Но и его терпение оказывается не беспредельным. Он решается даже на безумный поступок — придти к Ставрогину и предложить тому жениться на своей невесте. Причем он сам вслух признается, что совершает этим подлость и не перенесет этого. Николай Всеволодович, разумеется (уж больно тема его интересует-задевает!), тут же спрашивает: « — Застрелитесь, когда нас будут венчать?..» Прямодушный артиллерийский капитан вполне серьезно отвечает: « — Нет, позже гораздо. К чему марать моею кровью ее брачную одежду...» Можно представить, как хотелось, вероятно, желчному цинику Ставрогину в сей момент язвительно как-нибудь издевнуться над этим трогательным признанием, звучащим столь пародийно. Однако ж Маврикий Николаевич дальнейшим простодушием своим его обезоруживает: « — Может, я и совсем не застрелюсь, ни теперь, ни позже...» Но когда Nicolas высказывает вполне резонное, но в то же время и какое-то оскорбительно-снисходительное предположение, мол, Маврикий Николаевич хочет этим только его, Ставрогина, успокоить, жених Лизы в гневе обрывает–констатирует: «Вас? Один лишний брызг крови что для вас может значить?» Чрезвычайно точная для характеристики Ставрогина фраза–определение...
Маврикий Николаевич в романном времени переживет и увоз–похищение Лизы Ставрогиным, и саму Лизу, и самого Ставрогина, и мимолетно упомянуто хроникером о Маврикии Николаевиче в «Заключении», что он уехал «неизвестно куда».