Жанры

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Жанры (genre) — терминологическое заимствование из французского языка. Его буквенный перевод соответствует русскому слову «род»: как жанрами во французской, так родами в русской филологии называли эпос, лирику, драмы; поэмы, романы, сказки, рассказы, басни и т.д. Именно в таком значении слово «жанр» было введено в русскую филологию А.Н. Веселовским в работе «Три главы из исторической поэтики» (1898). В XX в. употреблению слова «жанр» была придана однозначная определенность (большинство исследователей называли жанрами рассказы, романы, повести, поэмы, оды, элегии и т.п., оставив слово «род» эпосу, лирике, драме), а сами термины стали филологическими категориями.

В тезаурусе Достоевского нет слова «жанр» в современном значении. «Жанр» был для него искусствоведческим термином: «Что такое в сущности жанр? Жанр есть искусство изображения современной, текущей действительности, которую перечувствовал художник сам лично и видел собственными глазами, в противоположность исторической, например, действительности, которую нельзя видеть собственными глазами и которая изображается не в текущем, а уже в законченном виде» (21; 76). Отсутствие слова «жанр» в современном филологическом значении не значит, что в художественном мышлении Достоевского не было этой категории — жанр был для него не абстрактным, а конкретным понятием: романом, повестью, поэмой, рассказом. Для Достоевского количественные критерии определения жанра («малая», «средняя», «большая» формы) не имели принципиального значения: роман мог быть меньше рассказа и повести, рассказ больше повести и романа. Так, по объему роман «Бедные люди» меньше рассказа «Вечный муж» и повестей «Двойник» и «Дядюшкин сон», рассказ «Скверный анекдот» больше повести «Слабое сердце», а «сантиментальный роман» «Белые ночи» уступает по объему текста многим повестям и рассказам.

У Достоевского было несколько принципов жанрообразования. Один из них — тип повествования, который нередко приобретал жанровое значение (сказ, рассказ и повесть). Рассказ — тематически завершенная разговорная речь, содержащая сообщение о чем-либо; сказ — чужая устная речь. В отличие от рассказа и сказа, повесть предъявляла к изложению определенные требования: оно должно быть «систематическим», «факт за фактом», в том порядке, как все произошло. Рассказ и сказ тяготели к устной речи, повесть — к письменной, что было следствием давней литературной традиции. Сказ, рассказ, повесть как типы повествования могли определять соответствующие им жанры (рассказ и повесть). Совпадение типа повествования и жанра произведения было характерной чертой поэтики Достоевского в 40-е гг.: оно было обязательно во всех повестях («Двойник», «Хозяйка», «Слабое сердце»), во многих рассказах (основной тип повествования в «Господине Прохарчине», «Ползункове», «Отставном» и «Честном воре» — сказ, в «Маленьком герое» — рассказ). В других рассказах и повестях 40—50-х гг. такой жанровой заданности типа повествования уже нет — это рассказы «Елка и свадьба», «Чужая жена...», «Ревнивый муж» (1848), «Скверный анекдот» (1862), «Вечный муж» (1869), повести «Дядюшкин сон» (1859), «Записки из подполья» (1864), «Крокодил» (1865). Сложным синтезом художественного и нехудожественного разноречия был роман, который вмещает в себя и сказ, и рассказ, и повесть, и это единство возникает на качественно новой художественной основе, создавая «романное слово» (М.М. Бахтин). Тип повествования не всегда определял жанр. У Достоевского немало произведений с однотипной структурой повествования, но разных по жанру (повесть «Слабое сердце» и рассказ «Скверный анекдот», повесть «Дядюшкин сон» и роман «Село Степанчиково и его обитатели»).

Жанр для Достоевского — содержательная категория. У каждого жанра свои возможности освоения действительности, различная степень проникновения в действительность, степень аналитического углубления в предмет художественного исследования. Роман стремится к универсальному воплощению действительности в искусстве; повесть и рассказ сосредоточиваются на избранных аспектах бытия человека. У Достоевского была своя жанровая концепция события: в рассказе — «случай» (или «происшествие»), в повести — «приключение», в романе — «связь приключений» (или событие). В сюжетно-композиционной структуре произведения на объем содержания влияют соотношение фабулы и сюжета, отсутствие или наличие композиционного параллелизма самостоятельных сюжетных линий, тип их завершения.

Не всегда возможно четкое различение жанра. Есть «переходные» жанры в поэтике Достоевского. Так, рассказы «Господин Прохарчин», «Скверный анекдот», «Кроткая» могут показаться и повестями, рассказ «Вечный муж» и повесть «Дядюшкин сон» — романами, роман «Белые ночи» — повестью и т.д. Но это в том случае, если названные произведения рассматривать обособленно, если не считаться с жанровыми определениями самого писателя. При таком подходе появляются и невосполнимые потери: исчезают общность содержания жанровых «рядов» Достоевского, а сам «жанр» из содержательной нередко превращается в формальную категорию. Между тем окончательные жанровые определения произведений самим писателем имеют принципиальное значение. Включенные обычно в заглавие произведения, они являются элементом художественной структуры текста, несут в себе, как правило, дополнительный художественный смысл: ведь жанр — это еще и указание автора, как читать, по каким законам судить о прочитанном, в каком литературном «ряду» следует отвести место его произведению. Рассказ, повесть, роман — основные типы произведений в жанровой системе Достоевского, но есть у него произведения, жанр которых трудно определить в традиционных дефинициях. Это «Записки из Мертвого дома», «Зимние заметки о летних впечатлениях», «Дневник писателя». Действительно, в них ставились и решались нетрадиционные художественные задачи: открывалась новая, неосвоенная эпическая жанровая сфера действительности (подробное изображение каторги в «Записках из Мертвого дома»), ставилась глобальная, но «нежанровая» в эпической прозе проблема (Россия и Европа в «Зимних заметках о летних впечатлениях»), в «Дневнике писателя» устанавливалось такое задание, исполнение которого оказалось невозможным в других жанрах (изучение действительности в «подробностях текущего» — личного и общественного). Это новые формы художественного освоения действительности. Тематическое разнообразие «Записок из Мертвого дома», «Зимних заметок о летних впечатлениях» и «Дневника писателя» может быть объяснено четырьмя ключевыми темами: Россия, Европа, интеллигенция и народ. Раскрытие их исторического, современного и «утопического» значения стало сущностью жанрового содержания этого «литературного ряда» Достоевского. Система жанров произведений Достоевского динамична. Рассказы 40-х гг. совсем не то, что его рассказы 60-х, на поэтику которых оказали влияние повесть («Скверный анекдот») и роман («Вечный муж»). В свою очередь, рассказ повлиял на поэтику повестей и романов, «Записок из Мертвого дома» и «Дневник писателя» — рассказ входил в их повествовательную и жанровую структуру. В творчестве Достоевского 60—70-х гг. появились повести в виде «рассказа» («Записки из подполья», «Крокодил»), романы в виде «рассказа» («Игрок», «Подросток»), разнообразно представлено социальное и индивидуальное разноречие в «Записках из Мертвого дома» и «Дневнике писателя». В жанровую структуру всех произведений вводились многочисленные рассказы. Всеми жанрами были усвоены социально-психологические открытия повестей «Двойник» и «Записки из подполья». Такое художественное качество, как воспринятая от повестей идеологичность, предопределило концепцию нового романа Достоевского, открытую в «Преступлении и наказании».

Эволюция жанра в творчестве Достоевского принимала разнообразные формы их взаимодействия: «романизация» рассказа и повести, «драматизация» рассказа и романа (особенно позднего), усвоение социально-психологических открытий «Двойника» и «Записок из подполья» другими жанрами, «поглощение» рассказов, повестей и других художественных и нехудожественных жанров романами. Поздний роман Достоевского был синтезом различных жанровых качеств: он унаследовал идеологичность его повестей и «оригинальных» жанров, что вызвало существенные изменения в поэтике романа: введение идеологической проблематики обнаружило художественную потребность в герое-идеологе; жанровой «энциклопедичности» позднего романа предшествовала попытка циклизации различных жанров в 40-е гг. (по типу повествователя, по типу героя, по идейно-тематической общности содержания и т.д.). Роман и повесть Достоевского охотно вбирали в себя изустное социальное разноречие его рассказов — они органично входили в жанровую структуру. Синтетичная жанровая форма многих произведений Достоевского была «полем» активного взаимодействия самых разнообразных, подчас неожиданных жанровых традиций.

Захаров В.Н.