Город

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Город — устойчивая пространственная доминанта творчества Достоевского. Город выступает не только как фон событий, на котором разворачивается деятельность героев, но как равный им персонаж, обладающий пластическими чертами образа, собственным «характером» и «судьбой». Это связано с тем, что большинство произведений Достоевского имеют главным местом действия Петербург и, следственно, оказываются фрагментом «Петербургского текста русской литературы» (термин В.Н. Топорова), невольно подчиняясь законам этого текста и развивая его основные константы.

Многопланное восприятие образа города формируется у Достоевского постепенно, начиная с его приезда в Петербург в 1838 г. Интересно, что Москва не оставляет в сознании писателя таких образных и философских отражений, хотя является его родиной. В послесибирский период Достоевский от конкретных наблюдений и «сбора материала» переходит к формированию определенного отношения обобщенного плана, суммирующего разные стороны его восприятия Петербурга. Эти отношения четко фиксируются в его произведениях, из которых наиболее пластичен образ Петербурга в «Преступлении и наказании». Основные черты отношения Достоевского к городу как многоуровневому явлению: 1) Историософия города: Петербург связан с именем Петра I, чьи реформы Достоевский не принимал, считая, что Петр отучил Россию трудиться, что народное сознание отвергло петровские реформы. Петербург — «искусственный» город, возникший по воле Петра на «финском болоте», отсюда устойчивое внимание Достоевского к эсхатологическому мифу Петербурга (см. предание, легенда). О фатальной возможности для этого города «разлететься в дым» и исчезнуть (этот город от дьявола, а не от Бога, следовательно, кара тяготеет над ним) Достоевский настойчиво упоминает в разных произведениях. 2) Философия города: Человек города обречен на одиночество в универсуме, особенно остро воспринимаемое на фоне большой «скученности» разобщенных людей. Петербуржец несет на себе проклятие Петербурга — оторванность от национальных корней, призрачность ценностного ряда и т.п. Поэтому «петербургское сознание» оказывается отравленным гордыней, богоборчеством, тоской по недостижимым идеалам, «изломано» идеями «вседозволенности», порочности и т.п. 3) Социология города: Писатель отражает острые социальные проблемы человека города: воссоздает мир петербургских углов, нищих, пьяниц, разврата, оскудения нравственности, вырождения людей, высокой смертности, преступлений: краж, убийств, подлогов, обмана, истязаний. 4) Символика города: Город оказывается символом «замкнутого», «безвоздушного» пространства, уничтожающего людей с неумолимой жестокостью (город-монстр, город Смерти). Герой вырывается из комнаты («гроба», «шкафа», «каюты»), но и улица и площадь оказываются разновидностями «угла». «Ломаное» пространство города символизирует изломанность душ населяющих его людей. Чтобы вырваться из-под власти бездушной машины города, надо покинуть его (смена пространства «Невы» на пространство «Иртыша» несет избавление герою «Преступления и наказания»). 5) Психология города: Психика людей искалечена городом, привычный мир психических реакций вывернут наизнанку. Всевозможные «фантастические» отклонения становятся «нормой» поведения (например, смех вместо сострадания). 6) Профетизм «городского текста». Город предупреждает человечество о возможных последствиях развития человеческого общежития в рамках сложившихся нравственно-социальных отношений. В то же время предупреждение оборачивается и возможным «спасением» (В.Н. Топоров). 7) Топография города. Достоевский воссоздает «лицо» города: обозначены улицы, мосты, дома, парки, канавы, четко вымеряны шаги, точно описаны городские пейзажи — город узнаваем, конкретен, поэтому читатель, приобщаясь к тексту, «лично» «внедряется» в сюжет.

Кроме большого города XIX в., Достоевский изображает тип провинциального города — «городка» («Дядюшкин сон», «Бесы», «Братья Карамазовы»). Топос «городка» отличается от топоса города относительной «семейственностью», невозможностью «раствориться в толпе», «спрятать концы в воду», всеобщим соучастием в действии. «Городок» у Достоевского оказывается «городом почвы», топосом, в котором разворачиваются самые невероятные события, связанные не с «фантастичностью», «фантомностью» места, как это было в «петербургских текстах», а с противоречиями, раздирающими русскую «почвенную» натуру, с проявлениями национального духа, который в «городке» особенно очевиден. Тем самым и «городок Т.», и Скотопригоньевск оказываются «ареной» столкновения страстей и не обладают такой специфической устойчивой семантикой пространства, как город.

Загидуллина М.В.