Гиперболизация страстей и страданий

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Гиперболизация страстей и страданий — способ художественного обобщения, при котором художественная образность достигается путем намеренного преувеличения степени переживания героев. В творчестве Достоевского гиперболизация страстей и страданий становится одним из устойчивых приемов. Своеобразие его использования заключается в парадоксальном несоблюдении главного принципа гиперболизации — нарушения правдоподобия, подчеркнутой условности образа, когда реальный аналог художественного образа не может в действительности переживать событие с такой степенью страдания. Страсти и страдания героев Достоевского описываются им на той грани реальности, которая необходима для сохранения читательского доверия к образу, образ остается «осязаемым», а не условным (как, например, условен лирический герой М.Ю. Лермонтова, при создании которого автор постоянно использует прием гиперболизации страстей и страданий). Такой способ художественного обобщения можно рассматривать как фрагмент художественной системы Достоевского, обозначенный им понятием «фантастический реализм», когда любая самая необыкновенная ситуация, самая разрушительная страсть оказываются темой газетной публикации, ежедневным событием жизни самых обыкновенных, простых людей и т.п. В этом смысле Достоевский не гиперболизирует страсти и страдания своих героев, а, напротив, стремится изобразить их максимально близко к реальности, которая в представлении людей «нормальна», а на самом деле «фантастична», гиперболизирована. Достоевский обозначает этот прием словом «надрыв», указывая на «пограничность» состояния человека, доведенного до отчаяния, безумия, самоубийства и т.п. Главная функция этого приема — выявление во «внутреннем человеке» «глубинного» ядра, эмоционального потенциала, «абсолютной духовности». В литературоведении повышенный интерес к гиперболизации страстей и страданий героев Достоевского возник в связи с учением 3. Фрейда и его последователей. Западное литературоведение акцентировало эту черту поэтики Достоевского как одно из главных художественных его достижений, связывая гиперболизацию страстей и страданий с исследованием подсознательной сферы в наследии писателя. Гиперболизация страстей и страданий представлялась то следствием, то причиной совершения героями алогичных поступков, жестокости и т.п. Характерно, что слово «надрыв» нередко не переводится в работах западных исследователей (nadryv), считающих его русское звучание фонетически отвечающим содержанию. Тем не менее гиперболизация страстей и страданий воспринималась и как недостаток поэтики Достоевского, связанный со спецификой мировоззрения (М. Горький). В современном литературоведении развернутых работ по данной проблеме нет, хотя косвенно этой темы касаются многие исследователи (Р.Н. Поддубная, Р.Г. Назиров, А.Н. Хоц и др.)

Загидуллина М.В.