Варваризмы

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Варваризмы — слова из чужого языка или обороты речи, построенные по образцу чужого языка, нарушающие чистоту речи. Наиболее распространенный вид варваризмов в русском языке — галлицизмы, т.е. заимствования из французского языка.

В произведениях Достоевского варваризмы занимают важное место, являясь одним из средств создания речевых характеристик. Характерная черта идиостиля Достоевского — «оснащение» варваризмов русскими аффиксами и придание им русских форм: «без абшида» (без предупреждения об увольнении), «три пары карпеток» (носков), «аппробую» (одобряю), «ассюрируете» (обеспечиваете), «омбрелька» (зонтик), «комильфотность» (хорошие манеры), «фраппировало» (поразило), «авенантненькая» (привлекательная), «инфернальница» (страстная, «адская» женщина), «монструозно» (чудовищно) и др. Эти словообразования становятся специфическим знаком речи людей определенного круга и эпохи (второй половины XIX в.). Интересно, что варваризмы практически не используют в своей речи такие герои, как Версилов, Степан Трофимович («старое» дворянство, аристократия «прежней эпохи») — для них характерен переход на «чистый» французский язык. В этом случае используется запись на французском языке, в отличие от случаев записи фраз в русской транскрипции, часто искаженно, когда эта фраза вложена в уста соответствующего персонажа. Например, фраза Гаврилы в «Селе Степанчиково...»: «Вуй, мусье, же – ле – парль – эн – пе...» (3; 74).

Сам Достоевский резко выступал против «офранцуживания» русского языка и мышления русского дворянства. Встречающиеся в наиболее близких авторскому повествованию пластах художественных произведений, а также в письмах, дневниках, «Дневнике писателя» варваризмы чаще всего носят иронический характер, отражая «модные» словечки своего времени: «фешени» (мода), «энервирует» (притупляет), «фланер» (праздный человек) и др. В то же время существует и ряд «излюбленных» варваризмов в произведениях Достоевского (например, «гантированная ручка» — в перчатке — 5; 75, 10; 347, 14; 50). Интересно, что Достоевский, по всей видимости, включает варваризмы в тексты своих произведений и с целью создания каламбурного эффекта, строящегося на ассоциативном паронимическом значении слова в русском языке, абсолютно не совпадающем с источником: «падам до ног» (честь имею кланяться); «я, князь, от вас таких пруэсов не ожидал» (подвигов); «...прием такого необычайного интруса для толкования Апокалипсиса есть затея <...> замечательная по уму...» (самозванца). Достоевский включает в речь своих персонажей варваризмы не только из французского, но и немецкого («кунштик» — искусная махинация; «фрыштик» — завтрак), латинского («консеквентны» — последовательны), турецкого («кейф» — отдых). Иногда варваризмы определяют внутренний смысл эпизода — такова сцена выяснения отношений в Мокром в «Братьях Карамазовых». Польские фразы «панов» записаны в русской транскрипции, что придает этим фразам комичность, подчеркнутую переводами этих фраз на русский язык (перевод Достоевский дает в скобках после фразы): «Естем готув (я готов), пане». Иногда комичность подчеркивается использованием ситуации непонимания:

« — Пузьно, пане! — как бы нехотя отозвался пан на диване...

— То правда, — поддакнул и пан Врублевский.

— Пузьно? Это что такое пузьно? — спросила Грушенька.

— То значи поздно, пани, поздно, час поздний, — разъяснил пан на диване».

Логическим завершением сцены выступает изгнание польских панов, причем Грушеньку больше всего раздражают именно «нерусскость» их, выраженная в варваризмах:

« — Пани Агриппина, естем до живего доткнентным! — воскликнул было он, но Грушенька как бы вдруг потеряла всякое терпение, точно тронули ее по самому больному месту.

— По-русски, говори по-русски, чтобы ни одного слова польского не было! — закричала она на него. — Говорил же прежде по-русски, неужели забыл в пять лет! — Она вся покраснела от гнева.

— Пани Агриппина...

— Я Аграфена, я Грушенька, говори по-русски, или слушать не хочу!» (14; 387—388).

Включая варваризмы в речь персонажей и рассказчиков, Достоевский следует важному принципу своего творчества — ориентации на речь нации в определенный момент развития по возможности в полном объеме.

Специального рассмотрения проблемы варваризмов как элемента художественной системы Достоевского в литературоведении не проводилось.

Загидуллина М.В.