Традиции христианской литературы

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Под «христианской литературой» понимается широкий круг источников. Сюда входят книги Священного Писания (Ветхий и Новый Завет или Библия); житийная литература (как освященная церковной традицией, так и апокрифическая); тексты церковных богослужений; сочинения Отцов Церкви и отечественных подвижников православия (так называемая «святоотеческая литература»); а также закрепленный в текстах религиозный фольклор (духовные стихи, легенды и пр.). Собственно традиции христианской литературы могут восприниматься и выражаться в литературном творчестве на разных уровнях: в пафосе авторских замыслов, в жанровых и сюжетно-композиционных формах произведений, в христианской ориентации идейного содержания, в наполнении конкретных образов, в языковом оформлении.

Для Достоевского следование традициям христианской литературы — положительная тенденция практически на всем протяжении творческого пути, а с середины 60-х гг. — прямой пафос его художественных исканий. С приобщением к «православной идее» и выражением ее в творчестве все теснее связываются и представления о народности («...Я конечно народен (ибо направление мое истекает из глубины христианского духа народного)» — 27; 65). Писатель настойчиво утверждал необходимость широкого, не «специального» понимания традиций христианской литературы, подчеркивал их общезначимую ценность не только в искусстве — в самой жизни. В его рабочих записях находим: «Библия принадлежит всем, атеистам и верующим равно. Это книга человечества <...> Кроме того, у нас есть великая школа богословия, это наша обедня, открытая для всех» (24; 123 — курсив Достоевского. — Прим. ред.). И еще шире: «Без богослужения нельзя <...> в самом широком смысле. Атеизм и богослужение человечеству <...> Всякая нравственность выходит из религии, ибо религия есть только формула нравственности» (24; 168 — курсив Достоевского. — Прим. ред.). Таким образом, Достоевский в своем творчестве (как публицистическом, так и художественном) культуру христианской нравственности противопоставлял атеистической псевдокультуре, и традиции христианской литературы служили ему при этом универсальным разграничительным ориентиром — идеологическим, эстетическим и нравственным: «Идеал дал Христос. Литература красоты одна лишь спасет» (24; 167).

В собственном художественном творчестве Достоевский претворяет традиции христианской литературы на самых разных уровнях формы и содержания, глубоко и конкретно. В первую очередь, на уровне проблематики: «...Он с огромной силой и непревзойденной глубиной вскрывает религиозную проблематику в темах антропологии, этики, эстетики, историософии. Именно в осознании этих проблем с точки зрения религии и состояло то, о чем он говорил, что его "мучил Бог"» (Зеньковский В.В. Проблема красоты в мирсозерцании Достоевского // Русские эмигранты о Достоевском. СПб., 1994. С. 226 — курсив В. Зеньковского.). В художественной атмосфере, в образном строе романов Достоевского явственно различимы важнейшие стихии христианской духовности. С одной стороны: «До конца понять его религиозные идеи можно лишь в свете апокалипсического сознания. Христианство Достоевского — не историческое, а апокалипсическое христианство» (Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. М., 1994. Т. 2. С. 135). Однако верно и другое впечатление: «В его диалектике живых образов (скорее, чем только идей) реальность соборности становится в особенности очевидной» (Флоровский Г. Пути русского богословия. Париж, 1937. С. 300 — курсив Г. Флоровского).

Традиции христианской литературы воплощались у Достоевского и в творческом воспроизведении идей христианских авторов, и в «узнаваемых» образах самих подвижников Церкви (см. обзор в работе: Котельников В.А. Православная аскетика и русская литература (На пути к Оптиной). СПб., 1994. С. 169—170). Художественная форма целых произведений или «вставных» эпизодов зачастую восходила у Достоевского к библейскому повествованию, святоотеческому преданию, житийному рассказу и другим жанрово-стилевым традициям. Важной вехой в осмыслении христианского значения творчества Достоевского явились в прошлом веке «Три речи в память Достоевского» В.С. Соловьева и другие труды этого философа. В первой половине XX в. значительный вклад в изучение традиций христианской литературы в творчестве писателя внесла плеяда русских философов религиозной ориентации, оказавшихся в эмиграции: Н.А. Бердяев, Л. Шестов, Н.О. Лосский, С.Н. Булгаков и др.

В современной науке много сделано для выяснения источников традиций христианской литературы у Достоевского комментаторами его сочинений: А.С. Долининым, Л.П. Гроссманом, Г.М. Фридлендером и др. Стилевые особенности, восходящие к традициям христианской литературы, рассмотрены в работах Д.С. Лихачева, В.Е. Ветловской, Ю.И. Селезнева, Л.М. Лотман. Среди последних исследований, посвященных связям Достоевского (и других писателей) с православными традициями, выделяются работы В.А. Котельникова. Религиозные и художественные искания Достоевского представлены в непосредственном отношении к народному православию в монографии А.П. Власкина «Творчество Ф.М. Достоевского и народная религиозная культура» (Магнитогорск, 1994).

Власкин А.П.