Каин

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Каин — старший брат Адама и Евы (Ветхий Завет, Бытие, Первая Книга Моисеева). Первый из людей, проливший кровь брата своего Авеля, за что был изгнан Господом с земли его и проклят.

Имя Каина стало нарицательным, означает «изверг», «преступник», «убийца». Преступность Каина объясняется в предании зачатием его от сатаны. Предание это известно у отцов церкви (Епифаний, Иреней, Тертуллиан). В русле другой традиции Каин мог выступать в роли первопредка культурных героев, он мог быть кузнецом или землепашцем. Каин — один из «вечных» образов мировой культуры. В живописи к нему обращались Корреджо, Тициан, Тинторетто, Дюрер, Рубенс, Рембрандт, в литературе — Байрон, Бодлер, Волынский. В романтической литературе XIX в. он стал восприниматься как герой-бунтарь, усомнившийся в благости Бога. В русской литературе XIX в. к теме Каина обращались Лермонтов («Два брата»), Салтыков-Щедрин («Господа Головлевы»), Лесков («На ножах») и др. В размышлениях Достоевского Каин всегда ассоциировался с Байроном (см. байронизм) и Лермонтовым. Он писал о человеческой ущербности английских и русских поэтов и их мифологического предшественника. Особое состояние духа Байрона и Лермонтова, их самолюбие, язвительность, богоборчество Достоевский объясняет их физической ущербностью (Байрон — хром, Лермонтов — урод). Достоевский в отличие от своих романтических предшественников делает акцент на низменных мотивах (зависть), толкнувших Каина на братоубийство (см. записи к «Дневнику писателя» за 1876 г. — 24; 75, 82). Такое понимание Каина — в духе христианства (ср.: «Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны» — Перв. посл. Иоанна, 3:12). Образ Каина и сопутствующая ему тема братоубийства осложняются у Достоевского мотивами своеволия, богоборчества. Отсутствующая в раннем творчестве, эта тема остро звучит в романах 60—70-х гг., особенно настойчиво — в романе «Братья Карамазовы». Каинский мотив братоубийства ощутим в «Преступлении и наказании», где речь идет не о кровном, а духовном братоубийстве: Раскольников убивает сестру свою по духу Лизавету и ее неродившегося ребенка. Как и в других романах, он осложнен здесь мотивами своеволия, богоборчества, социальной ущемленностью героя. Акцентно-итоговое, многоаспектное воплощение темы Каина — в романе «Братья Карамазовы». Речь в нем идет и о духовном, и о кровном убийстве. Тема эта задана на низменно-бытовом уровне (Смердяков и его характерный ответ на вопрос Алеши, не знает ли он, где брат Дмитрий: «Почему ж бы я мог быть известен про Дмитрия Федоровича; другое дело, кабы я при нем сторожем состоял?» (14; 206); философско-религиозном (Иван Карамазов и его ответ на тот же вопрос: «Сторож я что ли моему брату Дмитрию?» (14; 211). Иван раскрывает и библейский источник этой фразы: «Каинов ответ богу об убитом брате» (14; 211). Последний аспект темы очевиден в поучениях старца Зосимы, особенно в своеобразном «прочтении» им легенды об Иосифе и его братьях. Каинов сюжет (продажа братьями брата своего в рабство) «пресуществляется» в тему братской любви, прощения, милосердия. Слова Иосифа: «Братья, я Иосиф, брат вам», — символичны, смыслоударны для всего романа. Тема братства, столь важная в последнем романе Достоевского, расширяет звучание темы Каина в нем. Каинов архетип поведения просвечивает в оскорблении Дмитрием Карамазовым «брата» своего Снегирева, в насмешке Грушеньки над «сестрой» ее Катериной Ивановной и т.п. Значимость образа Каина в творчестве Достоевского определяется: 1) усилившимся в 60—70-е гг. интересом писателя к Библии, Ветхому Завету в т.ч.; 2) особенностью поэтики художественного образа, заключающейся в его мифологизации, возведении к архетипу, первообразу; 3) соотношением «вековечного» и «текущего» в сюжете романов; 4) полемикой с писателями-романтиками, реабилитировавшими Каина, представившими его поступок актом протеста против тирании и деспотизма Бога. Образ Каина и сопутствующие ему мотивы в творчестве Достоевского практически не изучены. Они эпизодически затрагиваются в некоторых исследованиях, посвященных поэтике писателя. Их значимость в свете религиозно-философских, этических взглядов писателя очевидна.

Ермилова Г.Г.