Иисус Христос

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Иисус Христос — в христианстве Сын Божий, 2-е лицо Пресвятой Троицы, воплотившееся ради спасения людей. Это имя дано было Богомладенцу Иосифом, мужем Марии, по указанию Божию (Матфей, 1:21).

Впервые о Христе Достоевский высказывался в 1854 г. в письме Н.Д. Фонвизиной, где он раскрыл выработанный им к тому времени символ веры: «...верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но с ревнивою любовью говорю себе, что и не может быть» (281; 176). В 60—70-е гг. Достоевский не раз писал о Христе: «На свете есть одно только положительно прекрасное лицо — Христос, так что явление этого безмерно, бесконечно прекрасного лица уж конечно есть бесконечное чудо» (282; 251). Для него Христос — «идеал человечества вековечный!» (282; 210). Попытки атеистов опровергнуть учение Христа не затрагивают сокровенной сущности христианства: «А там и учения-то нет, там только случайные слова, а главное, образ Христа, из которого исходит всякое учение» (11; 192). «Но главное не в формуле, а в достигнутой личности, — опровергните личность Христа, идеал воплотившийся. Разве это возможно и помыслить?» (11; 193). Обобщающее суждение: «Христос — 1) красота, 2) нет лучше, 3) если так, то чудо, вот и вся вера...» (24; 202). Достоевский, не раз писавший о том, что его «осанна» прошла через большое горнило сомнений и отрицаний, вместе с тем никогда ни сам, ни от лица своих героев не покушался на личность Иисуса Христа. Его герои-отрицатели не принимают мир Божий, а не Бога. Христос для них неприкосновенен, чист, свят, хотя мир не оправдан Его святостью. Так о Христе говорят Ипполит Терентьев, Кириллов, Версилов, Иван Карамазов. Образ Иисуса Христа активно вошел в творчество Достоевского. Он присутствует в подготовительных материалах ко всем пяти последним романам. В «Преступлении и наказании», по авторскому замыслу, в 4-й главе IV части должен был состояться разговор Сони и Раскольникова о Христе. Разговор этот был значительно сокращен по требованию Каткова. Князь Мышкин в черновиках к «Идиоту» назван «князем Христом», подготовительные материалы к «Бесам» наиболее насыщены размышлениями героев о Христе. Христос присутствует в сне Версилова («Подросток»), незримо — во всем тексте «Братьев Карамазовых», зримо — в легенде о Великом инквизиторе, «Кане Галилейской». Христос — сквозной образ великого «пятикнижия» Достоевского. В прижизненной критике образ Иисуса Христа в размышлениях и творчестве Достоевского не был осмыслен сколько-нибудь серьезно. Интерес к нему возник в религиозно-философской критике конца XIX — начала XX вв. Но и здесь внимание, главным образом, уделялось не Христу Достоевского, а его христианству. Образ же Христа в романах Достоевского не становился предметом специального исследования. В советском литературоведении тема эта практически не анализировалась, в лучшем случае упоминалась. Заметно усилился интерес к ней в последнее десятилетие, ее можно считать одной из актуальных и малоисследованных в современном достоевсковедении. При изучении Христа Достоевского и связанных с ним вопросов «христологии» необходимо учитывать несколько обстоятельств: 1) степень каноничности образа Иисуса Христа в творчестве Достоевского, его связь с мистическим и догматическим богословием; 2) Иисус Христос, «христология» Достоевского и народные религиозные верования; 3) Достоевский и «новая религиозность» конца XIX — начала XX вв.; 4) поэтика образа Иисуса Христа в творческих замыслах и воплощении в романах Достоевского.

Ермилова Г.Г.

Прим. ред.: О значении образа Иисуса Христа для эстетики Ф.М. Достоевского см. также статьи: гармония, Евангелие, идеал, идеальное, идеал этико-эстетический, красота, литература красоты, прекрасное, идеал Мадонны, пасхальное, положительно прекрасный человек, традиции христианской литературы.