Идеал Мадонны

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Идеал Мадонны — этико-философская модель человеческой личности, живущей в соответствии с требованиями христианского идеала любви и жертвенного служения ближнему, получившая воплощение в таких героях Достоевского, как Соня Мармеладова, князь Мышкин, Дарья Шатова, Маврикий Николаевич, Макар Долгорукий, старец Зосима, Алеша Карамазов.

Термин этот восходит к известному монологу Дмитрия Карамазова об амбивалентности красоты (см. 14; 100), где он обозначает идеал женщины, в которой внешняя красота совмещается с нравственной чистотой и целомудрием — подобно Пресвятой Богородице. Целомудрие становится выражением внутренней духовной целостности личности. Там, где нет духовной целостности, страсть и красота нецеломудренны, — там господствует идеал содомский с его эгоистичным сладострастием и жестокостью.

Идеал Мадонны — это как бы «женский», частный вариант общего идеала Христа, вырастающий из христианского почитания Матери Божией и преломляющийся в представлениях об идеальной деве и матери. По этой причине в критике и литературоведении термин этот часто понимается расширительно, т.е. как христианский идеал целостного человека, в котором красота, добро и духовная истина образуют неразрывное единство.

В этом смысле идеалу Мадонны точно соответствует «сильно развитая личность», охарактеризованная Достоевским в 6-й главе «Зимних заметок о летних впечатлениях». Для взаимоотношения такой личности с окружающими характерно стремление к гармонии, основанное на духовной общности и взаимной любви: «Сильно развитая личность <...> ничего не может и сделать другого из своей личности, то есть никакого более употребления, как отдать ее всю всем, чтоб и другие все были точно такими же самоправными и счастливыми личностями» (5; 79). Для личности, соответствующей идеалу Мадонны, все окружающее одухотворено и требует ее живого сочувствия: сорадования или сострадания. В случае возникновения экстремальной, опасной ситуации такая личность, прекрасная высшей духовной красотой, жертвует собой, как это сделал Христос, поскольку ощущает личную ответственность за красоту и цельность бытия. Достоевский писал: «...Христианин (идеал), все отдавая, ничего себе сам не требует. Мало того: даже враждебен к идее о вознаграждении, <...> примет вознаграждение только от любви к дающему или потому только, что чувствует, что после этого будет еще сильнее любить дающего...» (20; 193). Старец Зосима так характеризует отношения подобного человека с окружающими: «Много будешь иметь противников, но и самые враги твои будут любить тебя. Много несчастий принесет тебе жизнь, но ими-то ты и счастлив будешь и жизнь благословишь, и других благословить заставишь — что важнее всего» (14; 259). Романная судьба Алексея Карамазова подтверждает слова старца: достаточно вспомнить взаимоотношения Алеши с его мировоззренческими противниками — Федором Павловичем и Иваном, которые, борясь с ним идеологически, не могут любить его по-человечески. Поэтому носители идеала Мадонны даже в условиях всеобщего нравственного разложения оказываются гармонизирующим и просветляющим началом, а само понятие «идеал Мадонны» выходит далеко за пределы чисто женского идеала.

Алексеев А.А.