Драматическое начало

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Драматическое начало — наличие качеств, свойственных произведениям драматической формы. Драматическое начало в романах Достоевского отмечали исследователи и художники слова. Д. Мережковский в книге «Л. Толстой и Достоевский» (1901) утверждал, что произведения Достоевского вовсе не романы, не эпос, а трагедия, что повествовательная часть — «второстепенная, служебная», что это лишь «примечания к драме», главное же в них — диалоги, в которых «все у него завязывается и все разрешается». Вяч. Иванов в работе «Достоевский и роман-трагедия» выводил драматическое начало в романах Достоевского из того, что они воплощают трагедию отпадения человека от Бога, что «идея вины и возмездия, эта центральная идея Достоевского» (Иванов Вяч. Родное и вселенское. М., 1994. С. 302). Отсюда проистекает и особенность формы его произведений: его романы слагаются из перипетий, группирующихся «как бы в акты драмы» (Иванов Вяч. Указ. соч. С. 288) и развитие их «спешит к катастрофе». Глубоко раскрыл поэтику драматического начала в прозе писателя М. Бахтин, поставив драматическое начало в связь со структурой полифонического романа, диалогического во всех его компонентах. «Основной категорией художественного видения Достоевского было не становление, а сосуществование и взаимодействие. Отсюда его глубинная тяга к драматической форме...» (разрядка М. Бахтина). «...Даже внутренние противоречия и внутренние этапы развития одного человека он драматизирует в пространстве, заставляя героев беседовать со своим двойником, с чертом, со своим alter ego, со своей карикатурой» (выделено Л.Щ.). Самосознание героев раздвоено, разорвано, потому исповеди и монологи у Достоевского скрывают внутри себя диалог, полный напряженности и страстности. Драматическое выступает в качестве особого элемента психологического состояния, как проявление неисчезающего беспокойства героев и автора художественных произведений, мысль которых направлена на проблемы мироустройства. Неспособность решить «проклятые» вопросы обусловливала увеличение степени драматического начала творений писателя. Драматическое у Достоевского — это сосуществование противоположностей, наличие острой коллизии, двойственность мысли героев, система их поступков, часто приводящих к неожиданному результату.

Состояние и отношения героев осознаются как драматические вследствие мощной внутренней работы, в процессе которой персонажи пытаются проникнуть в чужое сознание, овладеть чужой тайной и, может быть, влиять на чужие поступки. Все это повышает действенность героев, остроту духовно-личностного интереса друг к другу, часто целью которого является овладение чужой душой.

Неровное движение мыслей и чувств героев, проявляющееся в системе внутренних и «внешних» диалогов, в сценах-полилогах и сценах-«конклавах», проясняет драматическое, кризисное положение персонажей, — слово в этой жизненной системе обслуживает ее «драматический процесс». Драматическое слово в романах Достоевского осознается вследствие его экспрессии, энергичности, развернутости и полноты высказывания, вмещающих в себя личность говорящего во всех проявлениях. Создавая драматический диалог, Достоевский использует весь художественный арсенал прозы, который Томас Манн назвал «имитационным».

Драматическое проявляется и в особом типе повествования, стремительном и мечущемся, как бы готовом в любую минуту прерваться. Такой характер повествования соответствовал и особому восприятию и осознанию реальности Достоевского — остро драматическому, доходящему до трагического. Именно поэтому в литературоведении возникло определение жанра романа Достоевского как романа-трагедии. Вяч. Иванов, так определивший жанр, первым почувствовал синтез эпического и драматургического в структуре романов как двух равноправных начал. «Трагическое действие» (Д. Мережковский) может быть реальным и потенциальным, совершенным или обдумываемым. Главное, что Достоевский разворачивает повествование по «законам» драматическим: замысел писателя связан с изображением решения коренных последних вопросов жизни; процесс осознания этих вопросов изображается Достоевским в крайне заостренной форме, как сгусток внутренних противоречий «жизни». Прав В. Днепров, утверждая, что Достоевский пытался достичь гармонии между двумя типами повествования: «изъяснением» и «представлением сценами», синтезируя драматическое, эпическое и лирическое в своих романах. Писатель создает не роман-драму, но изображает «драму в романе», в котором «...драматическое имитируется <...> средствами романа» (Днепров В.Д. Идеи, страсти, поступки: Из художественного опыта Достоевского. Л., 1978. С. 307). Драматическое же часто вырастает до сценического.

Щенникова Л.П.