Юмор

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Юмор — особый вид веселья, сочетающий внешне комическую трактовку с внутренней серьезностью и теплотой; юморист может шутить и над самим собой, чем юмор резко отличается от сатиры.

Образцом высокого юмора является «Дон Кихот», любимая книга Достоевского. Бальзак сказал: «Юмор — это вежливость отчаяния». Но, с другой стороны, юмор нередко прославляет объект своих шуток: того же Дон Кихота, мистера Пиквика, старичков Товстогубов («Старосветские помещики» Н.В. Гоголя). Т. Манн назвал Достоевского «великим юмористом». Льву Толстому при чтении «Братьев Карамазовых» мешали «многословные шуточки» (дневниковая запись 12 октября 1910). В. Набоков считал Достоевского «суетливым комиком». Необходимо отметить глубокую осознанность проблемы юмора у Достоевского. В одном из писем он заметил: «Это возбуждение сострадания и есть тайна юмора» (282; 251). Ясно, что такое понимание охватывает прежде всего лирический юмор, с каким Достоевский изображает князя Мышкина, мистера Астлея, доктора Герценштубе и Митю Карамазова, т.е. своих «чудаков» (ибо главный объект юмора — это чудак). Кроме Сервантеса и Гоголя, учителями Достоевского в сфере юмора были Гейне и Диккенс. Юмор Достоевского — это прежде всего высокий лирический юмор, нередко печальный и трогательный, а также юмор нелепости и «черный юмор». Юмористические сцены в произведениях Достоевского образуют интермедии-передышки между эпизодами напряженного действия и порою соприкасаются с трагическими элементами. Такова, например, сцена романа «Идиот», где Аглая учит князя Мышкина стрелять из пистолета. Но существуют многочисленные примеры и печального юмора у Достоевского. Сложность анализа состоит в том, что многочисленные сцены грубого осмеяния персонажей пошлой и хамской средой (например, осмеяние Мармеладова в кабаке) для Достоевского, как и для нас, вовсе не смешны, а раздирающе-печальны. Не замечая этого различия, серьезные ошибки в анализе юмора Достоевского допустил даже такой выдающийся исследователь, как Н.М. Чирков. Ведь изображение в литературе смеющихся людей еще не есть юмор или комизм: осмеяние Иисуса Христа (связанного пленника) не может нас рассмешить.

Глубокие соображения о «редуцированном смехе» у Достоевского высказал М.М. Бахтин; к формам такого смеха он относил иронию и юмор. А.В. Чичерин раскрыл тонкий юмор в обрисовке семейных отношений в доме Епанчиных: сама мать семейства — балованный ребенок, единственный ребенок в семье среди рано выросших детей. Добавим, что благодаря слиянию юмора и трагизма Достоевский создает потрясающую фигуру генерала Иволгина — трагикомический вариант короля Лира, наделенный старческой клептоманией и нарушением памяти. Кстати, в целях юмористической характеристики персонажей Достоевский часто использует их фантастико-анекдотические рассказы о собственной жизни, представляющие собой в основном неявные литературные пародии (особенно в романе «Идиот»). В «Бесах» преобладает мрачный юмор, подчиненный общей трагической тональности романа и порою приобретающий грубый характер, как, например, в сцене визита к «пророку» (юродивому); см.: непристойность. Трагикомическая фигура капитана Лебядкина трактована юмористически, чему служат сочиняемые им и отчасти пересказанные прозаически стихи; А. Блок считал, что это «просто хорошие стихи»; возможно, они повлияли на стихи обериутов («Таракан», «Краса красот сломала член» и др.). Абсурдный юмор творчества капитана Лебядкина — это юмор невольный и потому особенно зажигающий. Исключительное явление — зловещий «блатной» юмор Федьки Каторжника. Богат и разнообразен юмор «Братьев Карамазовых». Юлиус Мейер-Грефе раскрыл чуть заметный юмор в главе «Тлетворный дух»: разочарование Алеши из-за того, что тело усопшего старца Зосимы не оказалось нетленным, очень забавно, но в то же время оно характеризует чистоту и наивность Алеши. Это светлый, прославляющий юмор; образцами такого же юмора изобилует вся линия Мити, романтически нескладного и в то же время вспыльчивого, бурного человека, постоянно попадающего в нелепые ситуации. Здесь особенно наглядным становится то, что юмористическая трактовка персонажа у Достоевского — это, как правило, выражение симпатии или даже любви к нему. В основном юмор Достоевского — это смех сострадания и сочувствия к искаженной человечности, улыбка печальной любви к человечески священному в его нелепой или причудливой форме.

Назиров Р.Г.