Чудесное

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Чудесное — наряду с «трогательным», «прелестным» является эстетическим понятием. В нем выражаются неосознанные, не объяснимые известными законами природы и общества и потому таинственные и загадочные, удивляющие и восхищающие человека явления действительности или явления, отражающие его художественный мир. Восприятие чудесного доставляет эстетическое удовольствие и одновременно вызывает недоумение, восторг. Понятие чудесного применимо ко всем периодам развития искусства слова, правда, в каждом из них оно наполняется собственным содержанием. В литературе средневековья чудесное является следствием вмешательства потусторонних сил. Во второй половине XVII в. во Франции в ходе «Спора о древнем и новом» возник вопрос о границах использования мифологических вымыслов, так называемого чудесного. Теоретики XVIII в. признавали непригодность языческих мифов («чудесного») для новой литературы. Такого мнения придерживался Мармонтель в «Основах литературы» (1787, статья «Чудесное»), Жермена де Сталь («Опыт о вымысле», 1795). Ж. де Сталь допускала присутствие чудесного лишь в комических произведениях. В духе раннего предромантизма, она предлагала искать чудесное не в сверхъестественном, не в нелепых вымыслах, а в человеке, его страстях. Понятие чудесного реабилитировано в эстетике и практике романтизма. Без него невозможен критический анализ многих произведений Э.Т. Гофмана, В. Жуковского, В. Одоевского, Н. Гоголя, Достоевского и других. В научный обиход понятие чудесного ввел и дал ему первоначальную разработку Дидро.

Важность категории чудесного в системе воззрений Достоевского определяется антипросветительским, антипозитивистским характером его мировоззрения. «Соблазнительно ясные» ответы, даваемые позитивистами на сложнейшие вопросы бытия, не могли удовлетворить Достоевского, признавшего и принявшего «чудо» явления Христа. «Концы» и «начала» жизни были и оставались для него непостижимыми, чудесными: «...никогда нам не исчерпать всего явления, не добраться до конца и начала его. Нам знакомо одно лишь насущное видимо-текущее, да и то понаглядке, а концы и начала — это все еще пока для человека фантастическое» (23; 145).

Понятие чудесного употребляется в двух смыслах: 1) сверхъестественное, мистическое; мистичен облик Христа, «его чудесная и чудотворная красота» (21; 10). Подобное понимание чудесного актуализирует в творчестве писателя средневековую традицию; 2) скрывающееся под обыденностью: «...что бы вы ни написали, что бы ни вывели, что бы ни отметили в художественном произведении, — никогда вы не сравняетесь с действительностью. Что бы вы ни изобразили — все выйдет слабее, чем в действительности» (23; 144); «...истинные происшествия, описанные со всей исключительностию их случайности, почти всегда носят на себе характер фантастический, почти невероятный» (21; 82).

Благодаря «особенному взгляду на действительность в искусстве», Достоевский расширяет границы реализма, отдавая предпочтение тому, «что большинство называет почти фантастическим и исключительным» (291; 19). Достоевский не был теоретиком искусства, не оставил разработанной систематической. эстетики. Однако к осмыслению важнейших эстетических категорий и понятий он обращается часто. Среди них — понятие чудесного.

Особенно активно он рассуждает о нем в 1860—70 гг. (см. письма, «Дневник писателя», подготовительные материалы к «Идиоту», «Бесам», «Подростку», «Братьям Карамазовым», записные тетради). Генетически это понятие восходит у Достоевского к христианской ментальности, к эстетике романтизма.

Понятие чудесного в системе эстетических взглядов Достоевского не разработано. В наиболее обстоятельных исследованиях, посвященных эстетике писателя, оно даже не упоминается. Понятие это почти не осмыслено в современной эстетике в целом. Важность его для Достоевского-теоретика и писателя несомненна.

Ермилова Г.Г.