Типизация

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Типизация — в литературе и искусстве — творческий процесс создания типичных образов. Типичное явление не имеет необходимости непреложного закона, но и не представляет собой случайный феномен; это наиболее вероятное, образцовое для данной системы связей явление. Теория типизации разработана в трудах Шеллинга, Гегеля, Белинского. Проблема типизации — одна из основных в эстетике реализма. Достоевский, начинавший свою деятельность в 1840-е гг., в годы становления русского реализма и выработки его эстетики и теории, не мог пройти мимо этих вопросов. Результат типизации — создание художественного типа. По мнению Достоевского, каждый большой художник создает свой литературный тип. В 1870-е гг. Достоевский с гордостью писал о том, что им создан небывалый тип «подпольного человека», тип «русского большинства» (см. 16; 329). Литературу прошлого и настоящего он ценил за яркость и точность созданных ею типов. Так, в «Женитьбе» Гоголя он видел богатое внутреннее содержание именно по выведенным там типам. «Горе от ума» «сильно своими яркими художественными типами и характерами» (22; 106). «Вся глубина, все содержание художественного произведения заключается <...> только в типах и характерах» (22; 106—107). Взгляды Достоевского на процесс и характер типизации наиболее полно выразились в его полемике с Гончаровым (1874) по поводу его очерка «Маленькие картинки». Гончаров настаивал на том, что типичным может быть «нечто очень коренное — долго и надолго установившееся и образующее иногда ряд поколений» (Гончаров И.А. Собр. соч.: В 8 т. М., 1980. Т. 8. С. 410). Гончаров предостерегал Достоевского от изображения характеров становящихся, неопределенных, нарождающихся. Хотя ответные письма Достоевского не сохранились, но о характере их можно судить по «Дневнику писателя». Из него ясно, что Достоевский развивает принципиально иное понимание типизации. Он видел свою функцию художника в том, чтобы изображать не то, что сложилось и уже исчезает, а угадывать «тип современно». Типизации подлежит не только свершившееся, но свершающееся, не итог, а процесс. «Вся действительность не исчерпывается насущным, ибо огромною своею частию заключается в нем в виде еще подспудного, невысказанного будущего слова» (11; 237). Достоевский типизирует не случившееся, а вероятное. Его типизацию можно назвать прогнозирующей, позволяющей по едва уловимым признакам угадать будущее. Яркая индивидуальность процесса типизации в творчестве Достоевского была рано замечена и мало понята современной ему критикой. Достоевского упрекали в том, «что он всегда склонен исключительное, аномальное, временное, преходящее, случайное возводить в нечто постоянное, нормальное, преобладающее» (Ткачев П.Н. Литературные попурри // Ткачев П.Н. Люди будущего и герои мещанства. М., 1986. С. 232). Подобные замечания высказывались Н.Н. Страховым, Н.К. Михайловским, Л. Толстым, И. Гончаровым. Даже ранний Достоевский — более понятый и принятый современниками — не избежал упреков подобного рода, в частности со стороны Белинского. В советском литературоведении проблеме типизации в творчестве Достоевского всегда уделялось большое внимание, ее можно считать в основном решенной. Сложности и разночтения возникали и возникают при истолковании специфики «фантастического» реализма Достоевского, установлении его генетических истоков, а значит, характере типизации. Нуждаются в более точном раскрытии представления Достоевского о реальном. Мало указывать на то, что в настоящем Достоевский прозревал будущее, типизировал вероятное. Реально для него не только материально-осязаемое, но и духовно-мистическое. Реальность не исчерпывается для него «миром сим», она включает в себя и «миры иные». Типизировать, по Достоевскому, — угадывать проблески этих миров в жизни.

Ермилова Г.Г.