Социально-эстетическая функция искусства

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Социально-эстетическая функция искусства — специфическая общественная роль искусства, определяемая его эстетической природой. Это центральная проблема споров между критикой утилитарной и критикой эстетической в 1860-х гг. В статье «Г-н –бов и вопрос об искусстве» и в ряде других статей 60-х гг. Достоевский настаивал на самостоятельной роли искусства, не сводимой к пропаганде передовых идей или популяризации открытий науки. «На литературу мы смотрим как на силу самостоятельную, а не как на средство...» (19; 149). Достоевский стремился преодолеть односторонность «эстетического взгляда» (абсолютизирующего искусство как самоцель) и утилитарного подхода (ожидающего от искусства такой же пользы, как от науки) и вывести общественное назначение искусства из его художественной специфики. Все парадоксы социального функционирования искусства (образцовое произведение в определенный момент может быть признано общественно вредным; шедевры прошлых эпох, весьма далекие от современной проблематики, вдруг могут оказаться очень злободневными) находят свое объяснение, когда становится понятно, что важнейшая функция искусства в обществе — нормативная: поиск образа должной красоты, желанной социальной гармонии, художественно-эстетической потребности людей. «А мы верим, что у искусства собственная, цельная, органическая жизнь и, следовательно, основные и неизменимые законы для этой жизни. Искусство есть такая же потребность для человека, как есть и пить. Потребность красоты и творчества, воплощающего ее, — неразлучна с человеком, и без нее человек, может быть, не захотел бы жить на свете» (18; 94). По мысли Достоевского, общественный идеал должен получить санкцию эстетическую, явиться самоочевидной убедительной красотой — только тогда он станет неоспоримой истиной. «Золотой век», изображенный Достоевским в снах его героев, рисуется как царство торжествующей красоты, живой образ истины: «...всюду сияло каким-то праздником и великим, святым и достигнутым, наконец, торжеством <...> никогда я не видывал на нашей земле такой красоты в человеке» (25; 112). Достоевский постоянно декларирует исключительную роль искусства в нравственном воспитании личности, в формировании ее духовного стержня. Он не раз советует своим корреспондентам отбирать для детского чтения «лишь то, что производит прекрасные впечатления и родит высокие мысли» (З01; 237 — курсив Достоевского. — Прим. ред.). «Впечатления же прекрасного необходимы в детстве» (З01; 212 — курсив Достоевского. — Прим. ред.).

Вместе с тем Достоевский утверждает огромное значение искусства, и в особенности литературу, и в том общественном движении, которое он полагал главным в современной России, — в духовном сближении образованных слоев с «почвой» — с народом. Особая заслуга Достоевского в защите социального значения той гуманистической мысли русской литературы, которая не служила революционной пропаганде, а давала глубокий анализ противоречий русского человека, выступала в защиту его достоинства и полноценного самопроявления и потому была важнейшим фактором общественного развития. Это в сознании Достоевского литература пушкинского направления, дающая синтетический срез русской жизни, отражающая коллизии всего века и предугадывающая движение «русской мысли».

Щенников Г.К.