Сентиментализм

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Сентиментализм Достоевского вошел в историю русской литературы 1840-х гг. как глава школы «сентиментального натурализма». Определение принадлежит Ап. Григорьеву, рассматривавшему «сентиментальный натурализм» как развитие творческих принципов Гоголя. Этапными в изучении проблем сентиментальных традиций в творчестве писателей 1840-х гг. и Достоевского явились работы литературоведов 1920—1930-х гг. (В.В. Виноградов, Г.А. Гуковский, А.И. Белецкий, В.Л. Комарович), указавших на связь обращения писателей «натуральной школы» к сентиментальным традициям с увлечением идеями утопического социализма и исследовавших художественную практику «сентиментального натурализма». В современном литературоведении обращение Достоевского к сентименталистским традициям связывается с мощным процессом демократизации общественного сознания и рассматривается как важный этап в становлении и развитии художественного метода писателя (В.С. Нечаева, М.М. Бахтин, Г.М. Фридлендер, К.И. Тюнькин, Г.К. Щенников и др.).

Процесс освоения Достоевским социальных теорий и выработка художественных принципов в 1840-е гг. во многом определялась близостью писателя и его философской позиции к идеям русского просвещения 1830-х гг. Теория единства и целостности мира, развиваемая Достоевским в письмах 1830—1840-х гг., содержала в себе возможность глубокого осмысления идей антропологического понимания человека и обусловливала близость к позиции поздних русских шеллингианцев, среди которых особый интерес вызывали А.И. Галич, автор «Картины человека» (1836) и писатель-философ В.Ф. Одоевский, названные в первом романе Достоевского. Прямым развитием этой традиции явился эстетический принцип сопереживания («сочувствия с подобными себе», по терминологии Галича), получивший выражение, например, в «законе симпатии» В.Н. Майкова. Эстетический принцип, основанный на признании красоты в обыкновенном, на приоритете души и чувства над разумом, нашел творческое воплощение в произведениях Достоевского и явился отражением гуманистических и демократических тенденций в искусстве 1840-х гг.

Ориентация Достоевского на традиции сентиментализма была обусловлена содержанием разработанной им концепции личности. Принимая пушкинский пафос гуманистического истолкования героя, опираясь на социальный анализ психологии и бытия «маленького человека», Достоевский остро ощущал недостаточность гоголевского комического завершения в изображении этого героя. В поисках средств воссоздания общечеловеческого содержания в судьбе бедных и униженных Достоевский обращается к сентиментальной культуре и в первую очередь к наследию Карамзина, воплотившему и развившему в своем творчестве идеи и образы Ж.-Ж. Руссо. Влияние карамзинского сентиментализма сказалось прежде всего в восприятии традиций руссоизма.

Карамзинская концепция прекрасного человека («человек рожден к общежитию и дружбе», «сердце его образовано чувствовать с другими и наслаждаться их наслаждением») была близка Достоевскому. Писатель впитал антииндивидуалистический пафос русского сентиментализма. Принципиальная ориентация на Карамзина ярко проявилась в романе «Бедные люди», начиная с переклички слов в заглавии с повестью Карамзина «Бедная Лиза». Достоевский диалектически воспринял сложную постановку проблемы героя в повести Карамзина.

Обращение к сентиментальной поэтике, с одной стороны, было связано с необходимостью выявить поэтическую сторону жизни бедных, но чувствительных и богатых душою обитателей петербургских трущоб, тем самым Достоевский утверждал и развивал важнейшую идею сентиментального искусства о внесословном равенстве людей, о праве каждого на свободу нравственного чувства. Но вместе с тем Достоевский опирался на карамзинскую традицию и тогда, когда подвергал критическому исследованию «слабое» сердце своего чувствительного героя. Карамзин первым в русской литературе поставил проблему ответственности, долга и счастья применительно к «маленькому человеку». Достоевский, творчески развивая нравственно-философский аспект сентиментальной прозы Карамзина, указал на источник духовной драмы героев не только в реальных социальных бедствиях и неравенстве, но в самом потрясенном сознании, в утрате самоуважения, в недостатке чувства собственного достоинства. Эта тема окажется сквозной для всего творчества писателя при изображении героев, наделенных чувствительной и сострадательной к чужому горю душой. Через призму восприятия Карамзина Достоевский ввел в роман мотивы, образы, эпистолярную форму, характерную для европейского романа руссоистского типа (как «Страдания молодого Вертера» Гете, «Тереза и Фальдони, или Письма двух любовников, живущих в Лионе» Н.-Ж. Леонара). Освоение Достоевским поэтики сентиментализма осуществлялось под сильным воздействием романтиков, испытавших на себе влияние руссоизма (Ж. Санд, В. Гюго, В. Жуковский), а также А. Пушкина, Н. Гоголя, обратившихся в своих творениях («Повести Белкина», «Старосветские помещики», «Шинель» и др.) к художественному наследию русского и европейского сентиментализма. Общность всех этих произведений состоит в философском и эстетическом признании значимости обыкновенной жизни. Поэтический аспект изображения создается особой структурой повествования, обусловленной наличием рассказчика, наделенного чертами чувствительного героя, зоркого к деталям быта и глубоким душевным движениям. Диалектика изображения типа чувствительного человека ярко проявилась в «Двойнике», где сентименталистские идеи и поэтика стали, с одной стороны, способом пародирования и критики «слабосердности» героя, его самоуничижения, а с другой — утверждением права на человеческое достоинство и выражением просветительской веры писателя в гуманные начала в каждой личности. Карамзинские традиции, столь ярко сказавшиеся в раннем творчестве Достоевского (перекличку идей и образов можно отметить в «Хозяйке» и «Наталье, боярской дочери» в связи с постановкой проблемы национального характера, в «Неточке Незвановой», «Маленьком герое» и «Рыцаре нашего времени» в связи с вопросами воспитания героя русской жизни историей, культурой, природой), вошли органическим элементом в художественное сознание Достоевского и определили во многом идеи и структуру самого повествования, сочетающего эпическую полноту и напряженную психологическую исповедальность. Сентименталистские истоки творчества Достоевского нашли открытое выражение в произведениях следующих десятилетий в сочувственном и уважительном отношении писателя к мужику («Мужик Марей» — «Фрол Силин») в особом светочувствительном типе повествователей-хроникеров, в сострадательной интонации описания кротких и безответных героинь, ведущих свое начало от «Бедной Лизы» Карамзина, в типологии национальных характеров («Братья Карамазовы» — «Чувствительный и холодный»), в решении проблемы «Россия и Европа» («Зимние заметки о летних впечатлениях» — «Письма русского путешественника»).

В ряду явлений искусства сентиментализма, оказавших большое влияние на Достоевского, следует назвать роман Гете «Страдания молодого Вертера». Основой глубокого интереса Достоевского к роману явилась родственность писателю просветительской концепции Гете, ее сентиментальная интерпретация, включавшая в себя идею причастности человека к общему миру, ощущение универсальности бытия, освещаемого Богом, и в то же время признание суверенности, самостоятельности «я» каждой личности. В «Белых ночах» уже подзаголовком «Сентиментальный роман» Достоевский утверждает связь с сентиментальным романом Гете в осмыслении типа героя-мечтателя, в философской наполненности и лиризме разрешения проблемы человека и мира в критический момент, когда герой еще дорожит своей неповторимой внутренней жизнью и презирает пошлый мир, но уже тяготится одиночеством и открывает для себя поэтические стороны простой жизни, воплощенной в образе Настеньки. Близость произведений Достоевского 1840-х гг. («Бедные люди», «Белые ночи», «Слабое сердце», «Маленький герой») к роману Гете проявляется в содержании нравственно-философской проблематики, в типе героя, культе природы, в поэтике эпистолярного и исповедального жанра, в организации художественного времени, в напряженной лирической структуре повествования. Образы, темы, художественные детали романа Гете, включенные в реалистический контекст произведений Достоевского, определили дальнейшую перспективу развития важнейших проблем, заявленных в 1840-е гг. Так, тема высокого безумства любви, поразившей героев Гете (трагедия Вертера, преступление крестьянского парня, история сумасшедшего от любви к Лотте Генриха, бедного парня, славившегося когда-то каллиграфическим почерком), вошла в художественный мир Достоевского как нравственно-философская проблема жертвенной, сострадательной любви — вошла со своей сентименталистской поэтикой, утверждающей единство великого и малого, — с звездным Божьим миром и букетом простых цветов, с зелеными листочками деревьев и розовым бантом на память — и определила сначала судьбу потрясенного непомерным величием требуемой от него жертвы во имя друга Васи Шумкова, а затем подвигла на великое страдание князя Мышкина во имя спасения униженной и оскорбленной души.

Комплекс этических и философских идей, развиваемых сентиментальным искусством на материале обыкновенной действительности, утверждавших в качестве нормы приоритет общих интересов и гармоническое уравновешивание «внутреннего» и «внешнего» бытия человека, обусловил огромное значение его художественных открытий для Достоевского как мощный противовес кризисным и разрушительным процессам русской жизни.

Жилякова Э.М.