Национальное

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Национальное у Достоевского включено в иерархическую систему таких соотносимых категорий, как «народное», «религиозное», «нравственное». Своеобразие выражения национального в этом ряду заключается в его неразрывной связи, во-первых, с приоритетным религиозным началом: «При начале всякого народа, всякой национальности идея нравственная всегда предшествовала зарождению национальности, ибо она же и создавала ее. Исходила же эта нравственная идея из идей мистических <...> и всегда, как только начиналась новая религия, так тотчас же и создавалась граждански новая национальность. Взгляните на евреев и мусульман: национальность у евреев сложилась только после закона Моисеева, хотя и началась еще из закона Авраамова, а национальности мусульманские явились только после Корана» (26; 155 — курсив Достоевского. — Прим. ред.). Во-вторых, национальное зрелый Достоевский диалектически соотносил с «общечеловеческим», выражая свою идею через растительную символику и сравнивая нации с ветками мирового древа, которые не могут развиваться обособленно: «Если нации не будут жить высшими, бескорыстными идеями и высшими целями служения человечеству, а только будут служить одним своим "интересам", то погибнут эти нации несомненно» (26; 81).

Логика этих иерархических связей национального с другими важнейшими этико-философскими категориями оказалась спасительной для Достоевского: именно она помогла ему избежать тупиков русского национализма и прийти к идеальной формуле русского предназначения в речи о Пушкине: «Стать настоящим русским, стать вполне русским <...> значит <...> стать братом всех людей, всечеловеком...» (26; 147 — курсив Достоевского. — Прим. ред.). Много внимания национальным аспектам идейно-художественной позиции Достоевскому уделила русская религиозная философия конца XIX — начала XX вв.: от Вл. Соловьева до Н. Бердяева, который, разбирая национальную историософию Достоевского как этап в развитии русской мысли, определил ее как наиболее противоречивую: «С одной стороны, он решительный универсалист, для него русский человек — всечеловек, призвание России мировое <...> С другой стороны, Достоевский обнаруживает настоящую ксенофобию, он терпеть не может евреев, поляков, французов и имеет уклон к национализму» (Бердяев Н.А. О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990. С. 203). В.В. Зеньковский, подводя итоги, высказался не столь категорично: «В Достоевском, однако, не было узкого национализма; то, что кажется таковым, вырывалось у него в минуты раздражения и смягчалось скоро, — «всечеловечество» у Достоевского было глубоко и подлинно» (Зеньковский В.В. Ф.М. Достоевский, Владимир Соловьев, Н.А. Бердяев // Русская идея. М., 1992. С. 345). В целом, определенная противоречивость постановки и решения национальной проблематики в произведениях Достоевского объяснялась в русской религиозно-философской критике постепенно складывавшимся мессианским комплексом, в котором сложно сочетались любовь и вера в русский народ с ревностью к мессианским претензиям других национальностей. По мере движения от почвенничества к русской идее, принцип дифференциации в определении национального сменялся у Достоевского стремлением подвести национальные различия под единый религиозно-христианский знаменатель, который направлял его поиски исходных нравственных основ для разрешения многих национальных вопросов. Важнейшей особенностью национального в художественном мышлении Достоевского является его мистическая (в силу предопределенности религиозным началом) обусловленность, что определило интерес писателя прежде всего к стихийным проявлениям национальной жизни и психологии, иррациональным глубинам национального духа, метафизическим особенностям национальной веры. Осмысляя их, он пришел к глубоким открытиям противоречий национального русского характера, русского нигилизма и «безудержа». В этом плане Достоевский выступил не только как «национальный философ России» (А. Штейнберг), но и национальный художник. На всех его произведениях лежит резкий отпечаток национального. Всем вписанным в мировую культуру идеям и образам Достоевский дал русскую художественную интерпретацию, представил русский «извод» общечеловеческих образов. Национальный колорит его творчества определен и освоением народной языковой стихии во всех ее проявлениях: от арго до житийного слога (Р. Назиров).

Борисова В.В.