Литература отчаяния

А Б В Г Д Е
Ё
Ж З И
Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч
Ш
Щ
Э Ю
Я

Литература отчаяния — термин, введенный Достоевским в «Записных тетрадях» 1876 г. для определения кардинальных, стержневых явлений мировой литературы от античности до современности. Критерием литературной периодизации у Достоевского является нравственное состояние общества: «Древняя трагедия — богослужение, а Шекспир — отчаяние» (24; 160). Отчаяние — это трагическое переживание хаоса жизни человеком «эпохи цивилизации», утратившим непосредственную веру в бога. «Эпохой цивилизации» Достоевский определял продолжительную, нефиксируемую четко полосу нравственного развития человечества от состояния патриархальной общности до «современного обособления личности». Поскольку литература отчаяния — это литература длительного исторического времени, она различна, разнокачественна в разные эпохи. Типы и виды литературы отчаяния определяются характером религиозной веры или безверия: «Шекспир наших времен тоже вносил бы отчаяние. Но во времена Шекспира была еще крепка вера. Теперь же все действительно хотят счастья. Надо всем науки» (24; 160). Литература отчаяния может существовать одновременно с литературой дела: она ближе к жизни, чем «плюсовая литература дела». Недостаток идеального — важнейший признак литературы отчаяния. Поэтому Достоевский нередко относил к литературе отчаяния и современную для него обличительную литературу, в особенности мелкотравчатую сатиру, в подкладке которой слишком мало, а то и вовсе нет идеального. Однако временами литература отчаяния оказывается способной выразить подлинный идеал, т.к. в отчаянии прорывается и потребность веры, моления, бога, потребность христианской любви. Поэтому литература отчаяния подчас оказывается литературой пророческой, апокалипсической. Шекспир — «это не простое воспроизведение насущного» — это и выражение «еще подспудного, невысказанного будущего слова» (11; 237). «Преодоление философии отчаяния и литературы отчаяния было пафосом Достоевского, главнейшим устремлением его эстетической мысли» (Розенблюм Л.М. Творческие дневники Достоевского. М., 1981. С. 160). Творчество самого Достоевского, обращенное к общественному хаосу, личной дисгармонии, моральным «безднам», нередко воспринимается как литература отчаяния, в особенности такие произведения, как «Записки из подполья», «Бобок». Однако сам писатель соотносил свое суровое и трагическое искусство с литературой другого типа — литературой красоты, способной выразить самые высокие человеческие идеалы, проникнутые духом христианской веры народной.

Щенников Г.К.