Новости

02 ноября 2017

Издана главная книга Федора Достоевского

В октябре в Омском государственном литературном музее имени Ф.М. Достоевского благотворительный фонд «Возрождение Тобольска» представил сигнальный экземпляр трёхтомного издания «Евангелие Достоевского». Именно в Тобольске жены ссыльных декабристов Наталья Фонвизина и Прасковья Анненкова вручили на пересылке Достоевскому то знаменитое Евангелие, с которым он не расставался всю жизнь и встретил свой последний час.

Книга помогла Федору Михайловичу еще и тем, что первые, самые тяжелые годы каторги, лишенный карандаша и даже клочка бумаги, он фиксировал обрушивающийся на него поток мыслей, чувств, находя схожие в Евангелии, и отмечал подчеркиванием ногтя, загибанием уголков страниц.

«В этой Книге есть все!» — выстраданное убеждение, подтвердившееся и буквально. Вообразите писателя, да еще с такой бурей чувств, мыслей, как у Достоевского, и... лишенного права записать хоть букву. Поля «Непобедимой Книги» (один из его эпитетов) — стали его Дневником, записной книжкой. Кроме того, Наталья Фонвизина, опытная жена каторжника, смогла припрятать в переплете несколько денежных купюр. В итоге свидание декабристок с петрашевцем, «вымоленное» у смотрителя пересыльной тюрьмы, стало событием, повлиявшим на историю мировой литературы.

В «Дневнике писателя», писанном уже пером, и не украдкой, а в обстановке почтительного и напряженного внимания всего русского общества, Достоевский вспоминал: «Они благословили нас в новый путь, перекрестили и каждого оделили Евангелием — единственная книга, позволенная в остроге. Четыре года пролежала она под моей подушкой в каторге. Я читал ее, иногда и читал другим. По ней выучил читать одного каторжного» (1873).

Факсимильное издание «Евангелия Достоевского» по замыслу издателей должно было явить миру тот тайный Дневник, воспроизвести, прокомментировать те отчерки, загибы, двойные загибы страниц, когда будущий автор «Карамазовых» был лишен даже карандаша! Впрочем, Книга, прошедшая с ним всю жизнь, хранит и следы следующих периодов: каторга заменилась солдатчиной, Достоевскому дозволили иметь карандаш — на полях появились и записи.

Президент Международного общества Достоевского Владимир Захаров еще в советские годы случайно обратил внимание на почти стертые отметки. Результаты лазерной экспертизы вошли в научную монографию. Явить читающему миру Дневник не менее уникальный, чем «Братья Карамазовы», взялись Владимир Захаров, Аркадий Елфимов (глава фонда «Возрождение Тобольска»), заведующий отделом рукописей Российской государственной библиотеки Виктор Молчанов. Художник Е. Валериус придумал, как те отметки (а их более 1400!) передать аутентично и все же более отчетливо, заметнее и удобнее для читателей. Сказали свое слово и дизайнеры: короб книги сделан из липовой доски, превращенной лазерными рисунками в сучковатую сосну. Зарешеченные окна и щеколда вместо привычной застежки.

Текст и фото: Игорь Шумейко / РГ

Источник: «Год литературы в России»