Новости

21 июня 2017

Владимир Викторович: «Даровое должно стать главным местом юбилея Достоевского»

Владимир Викторович — профессор кафедры литературы Московского государственного областного социально-гуманитарного университета в Коломне. Многие годы деятельность Владимира Александровича связана с популяризацией усадьбы Даровое в Зарайском районе, где прошли детские годы великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского. Начиная с 2003 года в Даровом проводится студенческий лагерь, участники которого помогают восстанавливать мемориальную усадьбу. «Это маленькое и незамечательное место оставило во мне самое глубокое и сильное впечатление на всю потом жизнь» — писал Достоевский о Даровом.

— Расскажите, когда вы впервые приехали в Даровое, и чем вас заинтересовало это место?

— Достоевским я занимаюсь, можно сказать, всю жизнь. Больше 30 лет назад я приехал в Коломну и стал работать на кафедре литературы в институте. Однажды я узнал, что относительно недалеко в соседнем Зарайском районе находятся остатки усадьбы Достоевских. Когда я съездил туда, меня поразила заброшенность этого памятного места. Через несколько лет мы проводили театральный фестиваль «Три дня с Достоевским», на который приезжали коллективы из Москвы, из Рязани, даже из Польши. Мы решили отвезти гостей в Даровое. В усадьбе нас встретили три совенка, которые сидели на ветке прямо около дома-флигеля Достоевских. Совы не живут там, где люди — это был знак дикого и необитаемого места. Однако, с другой стороны, сова считается символом мудрости, и мы увидели в этом тоже особенный знак.

С 2003 года мы стали ездить в Даровое летом с нашими студентами из Коломны для фольклорной практики. В этом году, кстати, будет уже пятнадцатый сезон. Однако заниматься только сбором фольклора нам показалось мало, и мы стали понемногу расчищать это памятное место от зарослей и мусора. Нам открылись там дивные вещи, например, замечательная липовая роща с деревьями, возраст которых доходит почти до трехсот лет. В этой роще я обнаружил овраг, а когда стал искать в произведениях Достоевского и в литературе о Даровом сведения об этом овраге, узнал, что это было любимое место Федора. Он часто там уединялся, поэтому и рощу назвали Фединой. Сохранившийся пруд в Даровом был выкопан по распоряжению матери Достоевского. Мы окрестили его «Маменькин пруд». Это название прижилось и даже попало в официальные бумаги.

Первое время мы со студентами ночевали прямо во флигеле, но потом встал вопрос, где нам жить, чтобы не затрагивать мемориальное место. Местные муниципальные власти заметили нас, поняли, что от нас есть какая-то польза, и выделили нам под лагерь большой дом-барак в Моногарово. Это село находится через дорогу от Дарового, фактически одно село переходит в другое. В течение примерно десяти лет наш летний лагерь располагался в этом здании. Три года назад нас постигла беда — наш лагерь сгорел, хотя и не по нашей вине. Мы остались без крыши над головой, но даже после пожара не прекращали работу. К тому времени я уже построил себе небольшой домик-дачу в Даровом, и студенты разбивали палатки прямо на участке или жили в моем доме.

— Какую работу вы проводите в Даровом со студентами?

— Прежде всего, мы ухаживаем за усадьбой. Нужно прикладывать немало усилий, чтобы место было красивым и радовало глаз. Надо, например, постоянно косить траву, убирать мусор. У входа в усадьбу в Даровом поставлен, на мой взгляд, один из лучших памятников Достоевскому. Он сидит на поляне и смотрит в даль. Правда, когда мы начинали, Федор Михайлович смотрел скорее на заросли и свалку. Чего только мы не находили, когда принялись расчищать это место. Здесь были холодильники, телевизоры, не говоря уже о всякой бытовой мелочи. Было вывезено несколько машин мусора. Когда мы расчищали эти заросли, сделали маленькое открытие — мы обнаружили старую грунтовую дорогу, бывшую въездную аллею в усадьбу.

Об этой аллее не знали даже специалисты. Старинная дорога и сейчас такого хорошего качества, что по ней можно ездить после любого дождя. Находка позволила нам выяснить, что въезд в усадьбу был не там, где сейчас, а с другой стороны. Достоевские ехали с веневского тракта. Дорога шла мимо так называемого Иван-Озера, а на съезде с этого веневского тракта стояли рядом кабак и часовня. Мне кажется, что такое сочетание несочетаемого очень в духе Достоевского.

— Были ли еще какие-либо открытия?

— Одно время благодаря гранту Российского гуманитарного научного фонда мы проводили довольно серьезные исследования усадьбы и привлекали для этого профессиональных археологов, дендрологов, ботаников и даже орнитологов. Дендрологи, например, определили возраст каждого дерева. Специалисты-усадебники составили план усадьбы, наметили дорожку, по которой мы проложили потом туристическую тропу. Это надо делать грамотно, чтобы, с одной стороны, люди имели возможность пройтись по усадьбе и роще, а с другой стороны, не затоптали природную часть имения.

Благодаря историкам и археологам мы обнаружили фундаменты построек усадьбы. Вероятно, речь идет о зданиях времен Хотяинцевых — помещиков, у которых отец Достоевского выкупил усадьбу. Дело в том, что когда семья писателя приобрела Даровое, в первый же год случился опустошительный пожар, в котором сгорели все постройки, включая мужицкие избы. Единственное, что осталось — это маленький домик, обмазанный глиной. В первый год летом семья была вынуждена поселиться в этой мазанке. Потом был отстроен сохранившийся до наших дней так называемый «флигель». Вероятно, флигелем его называли потому, что на этом месте была подобная постройка сгоревшей усадьбы Хотяинцевых.

— Вы говорили, что летняя практика в Даровом имеет целью сбор студентами фольклора. Что это за фольклор?

— Понятно, что в этих фольклорных записях главным сюжетом является «убийство отца Достоевского». Эту легенду рассказывают в Даровом до сих пор, да еще с разными новыми прибавлениями. Чувствуется, что люди теперь смотрят американские боевики, и эти прибавления идут со знанием дела. Это отдельная тема, почему народ любит страшные истории.

— А вы сами являетесь сторонником какой версии гибели отца писателя?

— На мой взгляд, версия убийства — это миф. Первые подобные рассказы записала в Даровом еще в 1920 годы исследовательница Вера Степановна Нечаева. Некоторые деревенские жители рассказали ей о том, что Михаил Андреевич Достоевский был убит собственными крепостными после некоего конфликта. Однако надо помнить, что по факту смерти помещика проводилось два следствия и в обоих случаях пришли к выводу, что причиной стал припадок. Сторонники версии убийства говорят, что следствие подкупили, но это было сделать далеко не так просто. Можно представить, сколько нужно было заплатить, чтобы прикрыть убийство помещика.

Ни одного прямого свидетеля убийства не было, а все разговоры были построены на домыслах. Если вы сейчас войдете в интернет, то найдете мнение, согласно которому отец Федора Михайловича был жестоким и безжалостным по отношению не только к мужикам, но даже к своим детям. Вот это точно уже миф. Я считаю, что надо все-таки верить самому Достоевскому, а Федор Михайлович считал его примерным отцом. Понятно, что у Михаила Андреевича, наверное, был сложный и вспыльчивый характер, но достаточно почитать его переписку с женой, чтобы убедиться, что любовь к семье и детям вела его по жизни.

Может быть, в отношениях с крестьянами у помещика действительно не все было гладко. Но ведь и крестьяне тоже люди, а не ангелы: кто-то с ленцой, кто-то с норовом. Наверное, у них был конфликт с барином, но я не уверен в том, что они взяли его и придушили. Могло быть, отец писателя умер от удара, причиной которого был как раз конфликт с крестьянами. Мужики почувствовали свою косвенную вину в том, что довели барина до приступа, и это стало почвой для создания последующих мифов. Обе версии, в принципе, имеют право на существование, потому что ни одна из них недоказуема. Почему-то многим больше нравится криминальная версия.

— Известно, что отец Достоевского после неожиданной кончины был похоронен на погосте местной церкви Сошествия Святого Духа. Удалось ли вам найти его могилу?

— Да, Михаил Андреевич был похоронен на небольшом погосте церкви в Моногарово. Мы обследовали погост с помощью георадара, и он показал нам границы кладбища и точные места захоронений. Там всего где-то полтора десятка могил, потому что у церкви хоронили только помещиков и священнослужителей, а основное приходское кладбище располагалось в отдалении. Найти могилу отца писателя возможно, но для этого нужны немалые средства. Нужно раскапывать погребения, проводить антропологическую и генетическую экспертизу. Может быть, когда-нибудь это будет сделано, но пока у нас нет этого в планах. В советские годы в храме располагался магазин, подвоз совершался как раз через погост, поэтому все могильные плиты были сдвинуты со своих мест. Сейчас мы вернем памятники на свои места, займемся озеленением прихрамовой территории, чтобы это место выглядела достойно.

Особая наша гордость — это дорога к церкви в Моногарово. Когда мы приехали вместе со студентами в первый раз в лагерь, наша машина не смогла по размытой ливнем дороге проехать в сторону Моногарово. Осложняло дело то, что там расположен овраг и подниматься нужно в гору. В итоге, мы оставили машину, взяли наши матрасы и раскладушки и, скользя и падая, брали штурмом моногаровскую горку. В 2013 году мы проводили международную конференцию по Достоевскому и решили обратиться к губернатору Сергею Шойгу сделать что-то с этой дорогой, потому что стыдно везти туда стольких гостей и иностранцев. Губернатор принял соломоново решение и выделил на строительство деньги из резервного фонда. Дорогу построили буквально за пару месяцев, причем надо отдать должное строителям, она была сделано очень качественно.

— Тем не менее, сам храм пребывает в руинах. Есть ли перспективы сохранения церкви, куда водили в детстве Достоевского?

— К сожалению, с храмом ситуация сложная. Сначала мы очень долго добивались, чтобы его поставили на реставрацию. Нам удалось начать реставрацию, которая продолжалась около трех лет, но она была остановлена. Вот уже четыре года в церкви не проводилось никаких работ. В последнее время начали, наконец, происходить какие-то положительные сдвиги. В конце прошлого года я выступал на нашей епархиальной конференции и рассказывал о моногаровском храме. Тогда митрополит Ювеналий публично сказал такую фразу: «Это же храм Достоевского, а он стоит, как после бомбежки!». Министерство образования Московской области откликнулось на нашу просьбу, они провели день благотворительных работ по области, а собранные деньги пошли в счет храма. Поэтому у нас появилась возможность провести в этом году самые основные противоаварийные работы.

— Как бы вы определили значение подмосковных сел Даровое и Моногарово в жизни Федора Михайловича Достоевского?

— Не за горами 2021 год, когда весь мир будет отмечать двухсотлетие Достоевского. Я вошел в состав всероссийского комитета по организации юбилея, и обязательно буду продвигать там мысль, что Даровое должно стать главным местом этого праздника. Достоевский сам говорил о том, что Даровое было ему особенно дорого. Неизгладимый след в его жизни оставил не Петербург и не Москва, а именно это «маленькое и непримечательное место». Нужно привлечь как можно больше внимания к деревне, связанной с детством писателя. В отличие от Москвы или Петербурга, здесь еще очень далеко до создания достойного музея-заповедника.

Мы говорим, что Достоевский писатель городской, но, тем не менее, во всех его романах есть выход в другое измерение и другое пространство. Это другое измерение, как правило, выражается природой, лесом. У Достоевского есть замечательный рассказ «Мужик Марей». Писатель вспоминает о том, как на каторге он наблюдал бессмысленное пьянство и жестокость мужиков. Ему стало совсем плохо. Он был на грани потери веры в человека, но неожиданно вспомнил один день из детства в Даровом. Будучи мальчиком, он бежал из деревни в соседний лесочек, как вдруг ему почудилось, что кто-то крикнул «Волк!». Федя испугался, а в то же время на склоне оврага пахал мужик по прозвищу Марей. Он пожалел испугавшегося барского сына, погладил по головке и своим грубым пальцем вытер слезинку с его лица. Это проявление в простом мужике нежности Достоевский вспомнил на каторге и осознал, что каторжане — это те же самые «мужики Мареи» и они могут быть другими.

Я считаю, что для Достоевского Даровое имело сакраментальный смысл, и было связано с пониманием своего отечества и своего народа. Когда мы говорим о Достоевском, как о великом писателе, который всему миру показывает и открывает Россию, мы должны понимать, что знание и ощущение отечества Достоевский черпал именно в Даровом. Он сам говорил неоднократно, что есть какая-то мистика и загадка в самой местности. И мы испытываем справедливость этих слов на себе, потому что приезжаем в Даровое, и нас потом опять тянет вернуться туда.

Текст и фото: Антон Саков.

Источник: Подмосковье сегодня