Янышев Иоанн (Иван) Леонтьевич

[14 апреля 1826, с. Сашкино, Тарусский уезд, Калужская губ. — 13 июня 1910, Петербург]

Богослов, писатель, проповедник и церковный деятель, с 1855 по 1858 г. — профессор богословия и философии в Петербургском университете, с 1866 по 1883 г. — ректор Петербургской духовной академии. Особенной известностью пользовалась книга Янышева «Православно-христианское учение о нравственности» (М., 1887).

Достоевский познакомился с Янышевым в августе 1865 г., когда тот был священником русской церкви в Висбадене. Янышев дал Достоевскому в долг денег, и Достоевскому удалось уплатить этот долг только в конце апреля 1866 г., причем в письме к Янышеву от 29 апреля 1866 г. Достоевский подчеркивал: «Ваше благороднейшее поведение со мной (кроме того, что Вы помогли мне тогда, — во все время Вы не напоминали мне ни единым словом о долге) меня мучило <...>. Зато никогда и никто не может уважать Вас больше моего...».

Достоевский неизменно питал к Янышеву искренние и дружеские чувства. В письме к своему другу поэту А.Н. Майкову от 18 февраля (1 марта) 1868 г. Достоевский писал о Янышеве: «Это редкое существо: достойное, смиренное, с чувством собственного достоинства, с ангельской чистотой сердца и страстно верующее», правда, в записях к «Дневнику писателя» 1881 г. Достоевский несколько иронически отозвался о слишком «явном» православии Янышева: «Лесков <...>. Вот бы кому дать веру-то в руки! Уж они бы ее обработали. А над всеми поставить бы Янышева...».

Во время отпевания Достоевского 1 февраля 1881 г. Янышев произнес речь (см.: Церковный вестник. 1881. № 6. 7 февр.). В специальном приложении в книге «Биография, письма и заметки из записной книжки Ф.М. Достоевского» «Проводы тела Ф.М. Достоевского и погребение» сказано: «Между тем в церкви, по окончании чтения евангелия, протоиерей о. Янышев обратился к молящимся с проповедью. Звучный голос, теплое чувство, которое слышалось в каждом звуке проповеди, и красноречие проповедника произвели сильное впечатление на слушателей. Смысл проповеди приблизительно был таков. О. протоиерей обратил внимание на торжественность обстановки, на то, что здесь, вокруг гроба одного человека соединились все ученые, литераторы, учащиеся, все русские люди. Здесь на глазах у нас снова подтверждаются слова божественного учителя Христа: "блажении кротции, яко тии наследят землю; блажении чистии сердцем, яко тии Бога узрят; блажении изгнаннии правды ради, яко тех есть царство небесное".
Вся деятельность покойного многострадального, много любившего писателя заключалась в отыскивании светлых черт в самой низкой душе. Он рылся в грязи для того, чтобы отыскать и там чистое и высокое. Стоит только припомнить заглавия его произведений, чтобы видеть, кого изображал наш великий писатель, о ком болело его сердце, кому он сочувствовал; это были: "Бедные люди", "Униженные и оскорбленные", "Мертвый дом", "Идиот". Он обращал на них наше внимание, он глубоко заглядывал в душу человека, он своими произведениями продолжал нам нагорную проповедь Христа, и мы как бы слышали: "Блаженни нищие духом, яко тех есть царство небесное; блаженни плачущие, яко тии утешатся; блаженни алчущие и жаждущие правды, яко тии насытятся; блаженни егда возненавидят вас человецы”. Всю жизнь свою покойный искал истины и правды. Затем проповедник очертил его личность как высокого христианина, полагавшего хранилище истины в православной вере, полагавшего хранилище добрых начал в душе русского человека. Дадим теперь ему, как многолюбившему, последний поцелуй нашей любви».

Сохранилось два письма Достоевского к Янышеву и письмо Янышева к Достоевскому от 6 мая 1866 г. (РГБ. Ф. 93.II.10.27).