Владиславлев Михаил Иванович

[9(21). 11.1840, Старорусский уезд, Новгород, губ. — 24.4 (6.5).1890, Петербург]

Философ-идеалист, сын сельского священника, учился в Новгородской семинарии, затем в Петербургской духовной академии, в 1866 г. защитил магистрскую диссертацию, в 1868 г. — докторскую, автор известного учебника логики, профессор Петербургского университета, сотрудничал во «Времени» и «Эпохе», разделяя «почвеннические» взгляды редакции. В 1861 г. Владиславлев стал посещать дом старшего брата писателя М.М. Достоевского, где познакомился с Достоевским. Во всяком случае, 1 декабря 1861 г. М.М. Достоевский в письме к Владиславлеву в Новгород осведомляется о причинах его молчания: «Мы с братом уже беспокоились об Вас. Напишите поскорее, что с Вами». 20-22 декабря 1861 г. М.М. Достоевский сообщает Владиславлеву: «Мы оба с братом ждем Вас с нетерпением. Статья Ваша об университетах очень хороша и мы оба очень рады тому. Вырабатывайте только слог», а 25 декабря 1861 г. М.М. Достоевский пишет Владиславлеву: «Статья о Сперанском — превосходна! И мне и брату она чрезвычайно понравилась, и мы печатаем ее в этой декабрьской книге <...>. Мы Вами очень дорожим, а еще более любим Вас...». 10 марта 1864 г. Владиславлев посылает Достоевскому свою фотографию с надписью «Федору Михайловичу Достоевскому на память. М. Владиславлев. 10 марта 1864 года. Гёттинген». Владиславлев выступил в № 11 «Эпохи» за 1864 г. со статьей «Литературные впечатления новоприезжего», а Достоевский в самом конце статьи Владиславлева сделал следующее примечание: «Мы помещаем это письмо г-на М. Ва., потому что по убеждениям, в нем высказанным, оно близко к направлению нашего журнала. Многое кажется нетронутым в нем и много сказано весьма кратко, что требовало бы обширных рассуждений. Но в коротком письме, может быть, и нельзя было иначе высказаться. Поэтому г-н М. Ва. сделает очень хорошо, если не ограничится одним этим посланием, а сделает содержание этого письма предметом целого ряда писем. Так как это письмо прислано нам действительно новоприезжим, то читателям может быть небезынтересно слышать голос о русской литературе и действительных ее задачах от человека, почти два с половиной года жившего среди западноевропейской цивилизации».
В 1865 г. Владиславлев женился на племяннице Достоевского М.М. Достоевской и вместе с другими членами семьи своей жены абсолютно бездоказательно считал Достоевского виновным в их разорении. Достоевскому был также известен отрицательный отзыв Владиславлева о «Преступлении и наказании». Все это привело к временному разрыву отношений Достоевского с племянницей и Владиславлевым. В письме к своей племяннице С.А. Ивановой от 29 марта (10 апреля) 1868 г. Достоевский спрашивал: «Ну похожи ли Вы на мою племянницу! Ну можете ли Вы отдать себя негодяю-мужу, вроде ее мужа?», а в письме к поэту А.Н. Майкову от 11 (23) декабря 1868 г. Достоевский сообщает: «Она [Э.Ф. Достоевская] говорит про меня: "Он нас разорил, мы имели фабрику, жили богато; он приехал и уговорил начать журнал (чтоб печатать свои сочинения, которые в другие журналы не принимали"; это прибавляет Владиславлев и, вероятно, про "Записки из Мертвого дома")».
О ссоре Достоевского с Владиславлевым пишет дочь писателя Л.Ф. Достоевская: «Но, пожертвовав свою жизнь памяти брата Михаила, он [Достоевский] потребовал, чтобы племянники и племянницы видели в нем руководителя и защитника и следовали его советам. Это требование очень не понравилось детям дяди Михаила. Они считали само собой разумеющимся жить на счет своего дядюшки, но не имели никакого желания повиноваться ему. Они насмехались над Достоевским за его спиной и обманывали его. В одну из его племянниц, его любимицу, был влюблен студент, довольно бесцветный молодой человек, ненавидевший Достоевского "за то, что он в лице Раскольникова оскорбил русское студенчество". Споря как-то с моим отцом на политические темы, он выказал ему неуважение. Достоевский рассердился и запретил своей невестке принимать у себя этого наглого молодого человека. Она сделала вид, что послушалась, но влюбленный студент тайком продолжал бывать в их доме. Как только он окончил университет и получил место в министерстве, моя кузина вышла за него замуж. Неблагодарная с особым удовольствием тайно отпраздновала свадьбу, не пригласив на нее своего дядю, трудившегося, как негр, чтобы поддержать семью. Встретив позднее моего отца у своей матери, новобрачная рассмеялась ему в лицо и обошлась с ним, как с выжившим из ума стариком. Мой отец до глубины души был уязвлен подобной неблагодарностью. Он любил свою племянницу Марию, как собственную дочь, ласкал ее и развлекал, когда она была еще маленькой, позднее гордился ее музыкальным талантом и ее успехом у молодых людей. Она была одной из лучших учениц Антона Рубинштейна. Часто, когда отца просили читать на литературном или музыкальном вечере, он настаивал, чтобы приглашали играть также и мою кузину. Отец гордился ее успехом больше, чем своим собственным.
Муж кузины Марии скоро понял, какую совершил глупость, порвав со знаменитым писателем. Спустя шесть или семь лет, когда мои родители вернулись из-за границы, он попытался возобновить дружеские отношения и заинтересовать моего отца будущим своих многочисленных детей. Достоевский согласился принять племянницу, но вернуть ей свой любовь он не мог, ибо она угасла». При всей тенденциозности рассказа Л.Ф. Достоевской («бесцветный» студент, любовь «угасла»), о чем справедливо писал А.С. Долинин, суть конфликта она передает верно.
В начале 1870-х гг. отношения между Достоевским и Владиславлевым снова возобновляются и зимой 1871-1872 гг, у Владиславлева Достоевский «имел случай встретиться со многими лицами из ученого мира», а 15 мая 1872 г. Достоевский выехал в Старую Руссу по совету Владиславлева. Известно два дружеских письма Достоевского к Владиславлеву от 13 апреля 1872 г., 6 ноября 1872 г. и три письма Владиславлева к Достоевскому за 1871-1872 гг. (РГБ. Ф.93. II.2.43).