Веселитский-Божидарович Гавриил Сергеевич

[1841 — 1930, Лондон]

Журналист из обрусевшей сербской семьи, организатор Международного комитета в Париже для сбора средств в помощь семействам участников герцеговинского восстания, бежавшим от преследования турок. В самом начале 1876 г. Веселитский-Божидарович приехал в Петербург (см.: Голос. 1876. 11 янв. № 11), и 11 января 1876 г. на заседании петербургского Славянского благотворительного комитета он сделал доклад о положении в Боснии и Герцеговине, который закончил словами: «Герцеговинцы <...> не верят еще сочувствию, идущему с Запада. Всякое пособие для них есть пособие из России <...>. Они <...> часто говорят, что если б не было России, то не было бы и "часног крста” (честного креста), т. е. не было бы трехперстного знамени, не было бы православной веры <...>. Я заключу мою благодарность возгласом сербов, раздающимся теперь от Дуная до Адриатического моря и от восточных Альпов до Балканов — "Живио, царь русский! Живио, братья руссы!" (Рукоплескание и крики "Живио!")» (Голос. 1876,15 февр. № 46). Скорее всего, Достоевский присутствовал на этом заседании и там, возможно, познакомился с Веселитским-Божидаровичем. В записных тетрадях Достоевского к «Дневнику писателя» за 1876 г. имеется запись: «Славянство и роль России alma mater. Отзыв Божидаровича». Но Достоевский мог познакомиться с Веселитским-Божидаровичем и на заседании петербургского Славянского благотворительного комитета 14 ноября 1876 г., где Веселитский-Божидарович сделал весьма «интересное сообщение», указав «на те нужды, которые испытывают черногорцы <...>, с тем чтобы комитет при распределении пожертвований имел их в виду» (Голос. 1876. 16 нояб. № 317). В записных тетрадях Достоевского к «Дневнику писателя» за 1876 г., ноябрь, появляется запись: «Веселитс<кий>Божид<арович>. Воскресение, 14 марта [неточно, надо 14 ноября. — С. Б.]. Два миллиона от правительства голодным. Уж и так допустили в Болгарии».