Сулоцкий Александр Иванович

[1812, с. Сулост Ярославской губ. — 3(15).5.1884, Омск]

Законоучитель Омского кадетского кор­пуса (с 1848 г.) и настоятель корпусной церкви, историк, библиофил, краевед. Окончил Ярослав­скую духовную семинарию, а затем Петербург­скую духовную академию, в 1838 г. получил ме­сто учителя в Тобольской духовной семинарии. Много сделал для изучения истории церкви в Сибири, опубликовал в центральных и сибир­ских изданиях 1850–1870-х гг. около ста работ, в том числе книгу «Описание краткое всех церк­вей, существующих в г. Тобольске, и простран­ное Тобольского Софийского собора». (М., 1852). До омской службы Сулоцкий многие годы жил в Тобольске и там сблизился с декабристами. Один из питомцев Сулоцкого писал о нем: «...Это был человек в высшей степени скромный, дели­катный, благожелательный, сочувствующий и помогавший всякому доброму начинанию, осо­бенно в области научных исследований и лите­ратурных занятий».

В Омске Сулоцкий познакомился с Достоев­ским и стал всячески помогать ему. Знакомство произошло по просьбе жены декабриста М.А. Фон­визина Н.Д. Фонвизиной, которая встречалась с Достоевским еще в 1850 г. в Тобольске, и по­просила Сулоцкого помочь С.Ф. Дурову и Дос­тоевскому.

1 февраля 1850 г. Сулоцкий сообщал М.А. Фон­визину: «Добрый Ив. Викентьевич [Ждан-Пушкин. — С. Б.], вследствие письма Марии Дмит­риевны Францевой <...> адресовался к разным лицам с расспросами о возможности, о способах облегчить участь гг. Дурова и Достоевского и ото всех, от иных и при мне, слыхал одно, т.е. что нет никаких к тому способов, особенно вначале, теперь <...> входить к заключенным имеет пра­во священник только местный, определенный к тому <...>. Достоевский с самого прибытия по­ступил в гошпиталь и пробудет там долго: доро­гой раскрылась у него старая Венера <...> в мес­те своего заключения они найдут несколько лиц так же как и они, образованных и страдающих единственно за политику...». 11 февраля 1850 г. Сулоцкий писал М.А. Фонвизину: «...Достоевский всё в лазаре­те: главный врач Троицкий, по просьбе Ив<ана> Викентьевича [Ждан-Пушкина. — С. Б.], толко­вал с ним, предлагал ему лучшую пищу, иногда и вино; но он отказывается от всего этого, а про­сит только о том, чтобы принимать почаще в ла­зарет и помещать в сухой комнате». Просьба эта была исполнена и уже 15 февраля 1850 г. Сулоцкий сообщал Фонвизи­ным: «Он [С.Ф. Дуров. — С. Б.] и г. Дост<оевский> очень благодарны, замечая, что главный лекарь принимает в них участие. Мы чрез Тро­ицкого, наконец, добились позволения пересы­лать им по кр<айней> ме<ре> книги св. Писа­ния и духовные журналы». М.М. Гро­мыко высказала предположение, что «Последние дни Иисуса Христа» Иннокентия (И.А. Борисо­ва) в журнале «Христианское чтение» за 1828 г., переданном Сулоцким заключенным, могли по­влиять на трактовку Достоевским образа Христа в его великих романах. 18 августа 1850 г. Сулоцкий извещал М.А. Фонвизина: «О страдальцах толь­ко я и знаю, что они почти постоянно в лазарете и что, когда живут тут, пользуются столом от главного лекаря Троицкого». 31 мая 1850 г. Сулоцкий сообщал в пись­ме к Фонвизиным о своих усилиях в Омске для С.Ф. Дурова и Достоевского.