Штакеншнейдер Адриан Андреевич

[1841, Петербург — после 1916]

Юрист, сын архитек­тора А.И. Штакеншнейдера, брат Е.А. Штакеншнейдер. Достоевский познакомился с ним, ве­роятно, в 1873 г., в Петербурге, так как 21 ию­ля 1874 г. он писал жене из Бад-Эмса: «На днях встретил здесь Штакеншнейдера, того самого, который прокурором в Харьковском ок­ружном суде. Он только что женился в Харько­ве, в мае месяце, и поехал с женой месяца на два за границу <...>. Он очень простодушный и от­кровенный молодой человек, очень неглупый, был у меня и рассказал мне, что были они в Па­риже и там — поистратились, но так, что при­ходится очень и очень рассчитывать, как до­браться до дому. Но в Швейцарии, дней 5 тому назад, в Цюрихе, одна медицинская знамени­тость, которую он просил осмотреть свою немно­го заболевшую грудь, осмотрев его, испугался и велел настоятельно, пока они здесь за границей, не потерять времени и хоть две недели да поле­читься кренхеном...», а 14(26) июля 1874 г. сообщает ей: «Штакеншнейдер болен, кажется, еще больше меня и приехал сюда всего только на 3 недели, так как буквально не может пробыть дольше <...> Штакеншнейдер находит, что я цветом лица несрав­ненно лучше, чем как он помнит меня в Петер­бурге <...>. Теперь я вижусь лишь с одним Штакеншнейдером, да и то у источника; мы пьем и прохаживаемся вместе. Он, по-моему, прекрас­ный и препростодушный человек <...>. Они зва­ли меня, и я раз у них был...». «Штакеншнейдеры скучают, как и я, но им, ко­нечно, веселее жить, так как все-таки они вдво­ем» (из письма Достоевского к жене от 16(28) ию­ля 1874 г.). «Штакеншнейдер уве­ряет, что он никогда не видал у меня такого свежего лица, как теперь» (из письма к жене от 20 июля (1 августа) 1874 г.).

Штакеншнейдер консультировал Достоевско­го по вопросам юриспруденции, в частности, при создании «Братьев Карамазовых». Жена писателя А.Г. Достоевская вспоминает: «В семье Штакеншнейдеров особен­ною симпатиею пользовался брат Елены Андреевны, Адриан Андреевич, человек большого ума и искренний почитатель таланта Федора Михай­ловича. С Адрианом Андреевичем, как с талант­ливым юристом, Федор Михайлович советовал­ся во всех тех случаях, когда дело касалось по­рядков судебного мира, и ему Федор Михайлович обязан тем, что в "Братьях Карамазовых" все подробности процесса Мити Карамазова были до того точны, что самый злостный критик (а та­ких было немало) не смог бы найти каких-либо упущений и неточностей».

Создавая свой последний роман, Достоевский писал 16 ноября 1879 г. Н.А. Любимову, что он советовался «с одним прокурором (большим прак­тиком)», а в письме к Е.А. Штакеншнейдер от 17 июля 1880 г. Достоевский просит ее сообщить о выходе «Днев­ника писателя» ее брату — «дорогому моему со­труднику».