Шаликова Наталья Петровна

[2(14).2.1815, Москва — 10(22).7.1878, там же]

Княж­на, писательница (псевд. Е.Нарская и Н.Гор­ская), дочь писателя П.И. Шаликова, сестра жены М.Н. Каткова Софьи Петровны. Печаталась в «Современнике» (рассказ «Елена», 1855, № 10), «Русском вестнике» (пов. «Свободный выбор», 1856, № 2, роман «Из огня да в полымя», 1865, № 12). Достоевский познакомился с Шаликовой в Висбадене в авгу­сте–сентябре 1865 г. В письме к Достоевскому от 1873 г. Шаликова вспоминает «встречу в Вис­бадене у о. Янышева» и «непродолжительную», но полную искренности беседу в аллеях Висба­дена. В письмах к Достоевскому из Гейдельберга от 6(18) мая 1873 г. и из Вены от 30 мая 1873 г. Шаликова просит сообщить о судьбе своей драмы «На волнах», по­сланной еще в декабре 1872 г. издателю и писа­телю В.П. Мещерскому для «Гражданина». Драма Шаликовой в «Граж­данине» не печаталась.

Достоевский встречался с Шаликовой в Бад-Эмсе в 1874 и 1875 гг. Жена писателя А.Г. До­стоевская вспоминает: «В Эмсе у Федора Михай­ловича было несколько знакомых из русских, которые были ему симпатичны. Так, он встре­тился с Кублицким, А.А. Штакеншнейдером, г-м X. и с княжною Шаликовой, с которой он встретился у Каткова. Эта милая и добрая ста­рушка очень помогла Федору Михайловичу пе­реносить тоску одиночества своим веселым и яс­ным обращением. Я была глубоко ей за это при­знательна».

23 июня (5 июля) – 24 июня (6 июля) 1874 г. Достоевский сообщал из Бад-Эмса А.Г. Досто­евской: «Меня уведомили, что княжна Шалико­ва меня отыскивает вот уже неделю и очень хо­чет меня видеть. Чтоб не быть невежливым, я за­шел к ней, не застал дома и оставил карточку. Вчера она сама наконец пришла ко мне утром: ужасно постарела и поседела (кажется на вид лет 50), больна, кашляет, но добрая и милая старая девица. Сидела у меня с час и звала проехаться с какими-то ее знакомыми на Рейн (¼ часа езды в вагоне) в замок Штольценфелье...».

После двух часов пополудни к Достоевскому является посланный от Шаликовой с приглаше­нием ехать в Штольценфелье. «Мы осмотрели весь замок, — писал Достоевский жене, — гуля­ли, пили кофей и любовались заходящим солн­цем на Рейне, который очень хорош. Я провел время ни скучно, ни хорошо в этой дамской ком­пании <...>. Но княжна-старушка мне реши­тельно нравится: простодушие, наивность, прав­дивость и редкая, почти детская веселость. Ма­ленькая, седенькая, одетая слишком скромно, но чрезвычайно хорошего тона в высшем смыс­ле слова. Всю-то Европу она искрестила, везде была, все первейшие писатели английские и французские с ней знакомы лично. Но главное в ней чувствительность, которая даже и насмеш­ка, и самая ясная веселость. Очень что-то тоже кашляет. Они мне много насказали полезных советов насчет приема вод, главное насчет дие­ты, и я очень рад, что их выслушал, потому что я-таки делал промахи». В письме к жене от 28 июня (10 июля) 1874 г. До­стоевский сообщает: «Про деток рассказывал вчера княжне Шаликовой. Она вчера уехала в Рейхенгалль, в баварский Тироль. Это прелест­ная, хотя отчасти и комическая старенькая ста­рушка, слишком чувствительная, слишком во­сторженная, но истинно добрая. Она ужасно про­сила меня познакомить ее с тобою, если она приедет зимой в Петербург. Это будет хорошо, потому что она совсем нескучна».

1(13) июля 1875 г. Достоевский писал своей жене из Бад-Эмса: «Представь, княгиня Шали­кова третьего дня приехала-таки <...>. Мы на лету только сказали несколько слов...».

В РГБ сохранилось 3 письма Шаликовой к До­стоевскому.