Савина (урожд. Подраменцова) Мария Гавриловна

[30.3(11.4).1854, Каменец-Подольск — 8(21).9.1915, Петроград]

Актриса. С 1869 г. иг­рала в провинции (дебют как профессиональной актрисы в Минске в «Доходном месте» А.Н. Островского), с 1870 г. работала в Харькове, затем в Нижнем Новгороде, с 1874 г. — в Александринском театре в Петербурге. Прославилась в пьесах Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, А.Н. Ост­ровского, одна из организаторов и председатель Русского театрального общества, основала убе­жище для престарелых артистов.

С Достоевским Савина встретилась 16 марта 1879 г. на литературном вечере в пользу Лите­ратурного фонда в Благородном собрании в Пе­тербурге, на котором она выступала вместе с И.С. Тургеневым в сцене из «Провинциалки». Савина вспоминает «...Все распорядители, т.е. литераторы и даже Достоев­ский, участвовавший в этом вечере, пошли слу­шать в оркестр. Я совершенно оправилась от вол­нения, постепенно вошла в роль и казалось, прочла хорошо. Нечего и говорить об овациях после окончания чтения. Ивана Сергеевича за­бросали лаврами. Вызывали без конца, но я, вый­дя два раза на вызовы, — и то по настоятельно­му требованию Ивана Сергеевича, — спряталась в кулисе за распорядителями и оттуда аплоди­ровала вместе с ними.

В артистической комнате Достоевский мне сказал:

— У вас каждое слово отточено, как из слоно­вой кости, а старичок-то пришептывает.

Я очень огорчилась такой похвалой, вызван­ной, как мне казалось, антипатией к Ивану Сер­геевичу. Или уж атмосфера зала так настраива­ла... Но публика!... Меня всегда поражало стрем­ление публики к партиям. Мыслимы ли партии, когда сходятся такие колоссы, как Достоевский и Тургенев... Этот вечер ознаменовался, между прочим, маленьким инцидентом, рисующим на­ши нравы. Когда вышел Достоевский на эстраду, овация приняла бурный характер; кто-то кому-то хотел что-то доказать. Одна известная дама Ф<илософова Анна Павловна> подвела к эстра­де свою молоденькую красавицу дочь, которая подала Федору Михайловичу огромный букет из роз, чем поставила его в чрезвычайно неловкое положение. Фигура Достоевского с букетом была комична — и он не мог не почувствовать этого, как и того, что букетом хотели сравнять овации. Вышло бестактно по отношению "гостя", для чествования которого все собрались, и Достоев­ского, которому вовсе не нужно было присут­ствие "соперника" для возбуждения <...>. В пуб­лике, благодаря этому букету, произошло неко­торое смятение, но в результате... усиленные овации по адресу обоих литераторов...». О выступлении Достоевско­го с Савиной 16 марта 1879 г. вспоминают так­же Н.А. Соловьев-Несмелов в письме к И.3. Су­рикову от 21 марта 1879 г. Однако с Достоевским Савина по­знакомилась несколько раньше, так как она вспоминает, что «незадолго до приезда Ивана Сергеевича я участвовала в благотворительном концерте и была свидетельницей поклонения публики таланту Достоевского... Удивительно он читал. И откуда в этой хрупкой, тщедушной фигуре была такая мощь и сила звука? — "Гла­голом жги сердца людей!" Как сейчас слышу...».

А.Ф. Кони указал в одной беседе: «Никогда не забуду, как Достоевский бросился в восторге целовать руки артистке [Савиной] после того, как она однажды на концерте прочла одну сце­ну из "Обрыва". "Как она читает, как читает! — Как она читает, — повторял он. — Какой язык, произношение! Это целая школа русского язы­ка!" — повторял писатель, обращаясь к окружающим».

Достоевский с Савиной могли встречаться также в 1879 г. на «пятницах» у поэта Я.П. По­лонского. На похоронах Достоевского «венок от русской дра­матической труппы несла вместе с Сазоновым М.Г. Савина, и эта дань уважения к покойному пришлась многим по сердцу».

B.Н. Давыдов вспоминает, что Достоевский «очень любил» Савину.