Рыкачева Евгения Андреевна

[8(20).1.1853, Елисаветград — 22.11.1919. Петроград]

Дочь младшего брата писате­ля А.М. Достоевского. В 1874 г. вышла замуж за будущего академика М.А. Рыкачева. Её брат А.А. Достоевский сообщал о ней: «В характере живость, отзывчивость, доброта и твердое созна­ние долга. Удивительно владела своими нерва­ми, не давая себе распускаться, несмотря на са­мые тяжелые удары жизни. Энергичная; всегда при деле; по хозяйству, по обучению детей. Живо интересовалась учеными работами своего мужа, а затем и детей и даже принимала в них участие. Образцовая и нежная мать семейства и, по мере подрастания детей — их друг. В молодых годах очень хорошо пела».

С Достоевским Рыкачева познакомилась ле­том 1866 г., о чем вспоминает А.М. Достоевский: «В одну из таких поездок [в Москву], в июле 1866 г., я взял с собою старшую дочь Женечку и остав­лял ее на несколько дней погостить в Люблине на даче у Ивановых. Там в это время жил и брат Федор Михайлович, который нанимал вблизи от Ивановых отдельную дачку. Он также принимал меня отлично, а мою дорогую Женечку просто на руках носил».

8 декабря 1875 г. Рыкачева напомнила в пись­ме к Достоевскому об этом знакомстве: «...Недав­но только я узнала, что вы поселились на зиму в Петербурге; имея сильное желание повидать­ся с вами, решаюсь писать вам, чтобы узнать, когда и в какое время вас можно застать дома. В последний раз мы виделись с вами, когда я была еще двенадцати летнею девочкою, — теперь же я уже мать семейства; впрочем, я думаю, вы имеете уже сведения об нас из письма папы, ко­торый недавно писал вам из Ярославля. Полто­ра года тому назад я вышла замуж за Михаила Александровича Рыкачева, служащего в Глав­ной физической обсерватории, — и с тех пор мы поселились в Петербурге. Уже давно хотелось мне повидаться с вами и с вашею дорогою су­пругою — моею тетушкой. Но я не могла узнать вашего адреса, теперь же он мне известен, и по­тому я решаюсь писать вам...». В ответном письме от 9 декабря 1875 г. Достоев­ский назначил встречу 14 декабря и добавил: «Без сомнения, я тоже Вас помню, милая Евге­ния Андреевна, хотя тому немало минуло време­ни, а Вы тогда еще были ребенком; но тем прият­нее будет узнать Вас теперь, равно как и уважаемо­го Михаила Александровича...».

14 декабря 1875 г. Рыкачева вместе с мужем были у Достоевского, а затем Достоевский с суп­ругой были у Рыкачевых, а Рыкачева у Досто­евского, о чем 10 марта 1876 г. Достоевский пи­сал А.М. Достоевскому: «Мы у них были, и на них было очень приятно смотреть. Дочка твоя была у меня на днях», а А.Г. До­стоевская 11 марта 1876 г. тому же адресату: «У милой Евгении Андреевны мы были на масляной <...>. Евгения Андреевна была у нас на днях, и мы тоже собираемся поехать к ним про­вести вечерок. Жаль, что мы живем от них так далеко; это нас лишает возможности видеться с ними чаще...».

Именно после встреч с семьей Рыкачевой Достоевский написал ее отцу 10 марта 1876 г.: «...С твоими детьми иногда вижусь. Я, голубчик брат, хотел бы тебе высказать, что с чрезвычай­но радостным чувством смотрю на твою семью. Тебе одному, кажется, досталось с честью вести род наш: твое семейство примерное и образован­ное, а на детей твоих смотришь с отрадным чув­ством. По крайней мере, семья твоя не выража­ет ординарного вида каждой среды и средины, а все члены ее имеют благородный вид выдающих­ся лучших людей. Заметь себе и проникнись тем, брат Андрей Михайлович, что идея непременно­го и высшего стремления в лучшие люди (в бук­вальном, самом высшем смысле слова) была ос­новною идеей и отца и матери наших, несмотря на все уклонения. Ты эту самую идею в создан­ной тобою семье твоей выражаешь наиболее из всех Достоевских. Повторяю, вся семья твоя про­извела на меня такое впечатление».

12 апреля 1877 г. Рыкачева вместе с матерью были у Достоевского, где их «приняли очень ра­душно», а в октябре 1879 г. вместе с сестрой В.Савостьяновой, причем Дос­тоевский наговорил ей комплиментов насчет ее материнства — у нее уже было 3 ребенка — говорил, какая красота и гордость для женщины иметь столько детей: «Ведь дорогу нужно давать таким матерям...».

В письмах к своим родителям за 1881 г. Рыка­чева подробно рассказала о последнем дне жизни Достоевского, квартиру которого она посетила утром 28 января 1881 г., и его похоронах. «...В сре­ду с утра мы с Мишею [М.А. Рыкачев] прочли в газетах, — писала Рыкачева 29 января 1881 г. своей матери Д.И. Достоевской, — что дядя Фе­дор Мих<айлович> сильно заболел 26-го янва­ря и слег в постель, — я тотчас порешила, что поеду к ним узнать, в чем дело, и, действитель­но, после завтра я отправилась <...>. Я проехала к Достоевским и там застала большое горе. Анна Григорьевна и дети плачут и волнуются; дело в том, что Федору Михайловичу очень плохо; у него 26-го января, вечером порвалась какая-то артерия, и у него хлынула кровь горлом, — мне никто не мог ничего толком сказать, так как все суетились. Один пасынок Федора Мих<айловича> отличался спокойствием и всех успокаивал. Федору Мих<айловичу> предписано полнейшее спокойствие, — иначе кровь может хлынуть опять, и тогда уж конец. Третьего дня он причащался; сам этого пожелал; пока я была у них (около часа времени) перебывало много посети­телей — узнать о здоровье Федора Мих<айловича>. Конечно, никто не шел дальше передней, ужасно жаль мне бедную Анну Григорьевну; она в ужасном горе. Сегодня, если удастся, побываю у них...».

Сохранилось 11 писем Рыкачевой к А.Г. Достоевской за 1876–1903 гг. (ИРЛИ).