Романов Павел Александрович

[21.9 (3.10).1860, Петербург — 28.1.1919, Петроград, рас­стрелян в дни «красного террора»]

Великий князь, младший сын Александра II, состоял «покровителем всех поощрительных конно-заводских учреждений в России». Жена писателя А.Г. Достоевская вспоминает: «В начале 1878 го­да произошел и еще один случай, приятно повли­явший на Федора Михайловича: его посетил Дмитрий Сергеевич Арсеньев, воспитатель Вели­ких князей Сергия и Павла Александровичей. Арсеньев высказал желание познакомить своих воспитанников с известным писателем, произве­дениями которого они интересуются. Арсеньев добавил, что является от имени государя, кото­рому желалось бы, чтобы Федор Михайлович своими беседами повлиял благотворно на юных Великих князей.

Федор Михайлович в то время был погружен в составление плана романа "Братья Карамазо­вы", и отрываться от этого дела было трудно, но желание царя-освободителя было, конечно, для него законом. Федору Михайловичу приятно было сознавать, что он имеет возможность ис­полнить хотя бы небольшое желание лица, пе­ред которым он всегда благоговел за великое дело освобождения крестьян, — за осуществление мечты, которая была дорога ему еще в юности и за которую отчасти он так жестоко пострадал в свое время <...>.

Свидание с Великими князьями [24 апреля 1878 г.] произвело на Федора Михайловича са­мое благоприятное впечатление: он нашел, что они обладают добрым сердцем и недюжинным умом и умеют в споре отстаивать <не только> свои, иногда еще незрелые убеждения, но уме­ют с уважением относиться и к противополож­ным мнениям своих собеседников.

Видимо, знакомство с Федором Михайлови­чем произвело и на Великих князей хорошее впечатление, и приглашения стали повторять­ся <...>. Сношения Федора Михайловича с Ве­ликими князьями продолжались до самой смер­ти. Их Высочества, бывшие в 1881 году за границей, прислали мне по поводу моей утраты в высшей степени сочувственную телеграмму»: «Искренно сочувствуем вашему несчастию; имели счастливый случай знать ва­шего покойного мужа лично и ценить его боль­шой талант, его сердце, столь полное любви к родине и ближнему и его благодетельное влия­ние; разделяем общее горе и понимаем потерю понесенную вами и всю глубину вашего горя: да поддержит вас Бог».