Полянская Мария Николаевна

[? — 1918]

Жена преподавателя Константиновского меже­вого института в Москве Н.И. Полянского и мать писателя Н.Н. Полянского, который вспомина­ет о встречах ее с Достоевским в Люблине летом 1866 г. у сестры Достоевского В.М. Ивановой и ее мужа А.П. Иванова: «Он [Достоевский] соби­рался ехать за границу, но случились какие-то "денежные затруднения" (как говорила мне моя мать, намекая на какой-то большой карточный проигрыш Федора Михайловича). Достоевский прожил на даче с месяц и все время был озабо­чен и задумчив.
Ему отвели отдельную комнату (дача была большая — флигель в княжеской усадьбе), и он целые дни проводил у себя за письменным сто­лом и почти не выходил гулять...
Он спешно писал какое-то большое "сочине­ние", о котором никому ничего не говорил.
Иногда неожиданно становился он оживлен­ным, веселым; вступал в разговор... Но это про­должалось недолго. Его все время как-будто что- то "мучило" (по выражению моей матери).
Отец мой и мать видались с ним ежедневно.
Вечером на террасе обыкновенно пили чай всем обществом. Достоевский выходил из своей комнаты и присаживался к столу, неохотно при­нимая участие в разговоре.
По словам моей матери, он был тогда "какой- то мрачный, лохматый, одетый небрежно, и этим так не походил на свою сестру..."
...Он очень любил детей и всегда обращал вни­мание на своих маленьких племянников, детей сестры и на меня, когда я ему попадался на гла­за (мне тогда было года три).
Я, разумеется, всего этого не помню, а пере­даю то, что не раз слышал от моих отца (умер в 1884 г.) и матери (Марии Николаевны; умерла в 1918 г.). Мне особенно запомнились рассказы матери, как относящиеся к более позднему вре­мени <...>.
Он [Достоевский] повеселел, присел к столу и вступил в разговор, рассказывая о том, как он любит возиться о детьми. Обращаясь к моей ма­тери и "как бы извиняясь", он проговорил:

— Знаете, я ужасно люблю маленьких детей. Это — моя слабость.

Я здесь передаю подлинные слова моей покой­ной матери».