Панаева (урожд. Брянская, во втором браке Головачева) Авдотья Яковлевна

[31.7(12.8).1819 (по др. данным 1820), Петербург — 30.3(11.4).1893, там же]

Писательница (псевд. Н.Станицкий), жена И.И. Панаева (с 1837 г.), позд­нее (в середине 1840-х гг.) гражданская жена Н.А. Некрасова. Образование получила в Пе­тербургском театральном училище. Совместно с Н.А. Некрасовым Панаева написала романы «Три страны света» (1848–1849) и «Мертвое озеро» (1851). Первое произведение Панаевой — повесть «Семейство Тальниковых» (1847). Панаева — автор «Воспоминаний» (1889), представляющих особый интерес и историко-литературную цен­ность. Наиболее значительное произведение Па­наевой роман «Женская доля» (1862).

В первый раз Достоевский посетил Панаевых 15 ноября 1845 г., о чем на другой день писал бра­ту: «Вчера я в первый раз был у Панаева и, ка­жется, влюбился в жену его. Она умна и хоро­шенькая, вдобавок любезна и пряма донельзя». «С этого ве­чера Достоевский часто приходил к нам, — вспо­минает Панаева. — Застенчивость его прошла, он даже выказывал какую-то задорность, со все­ми заводил споры, очевидно из одного упрямства противоречил другим».

Умная Панаева сразу разгадала нового по­клонника. «С первого взгляда на Достоевско­го, — рассказывает Панаева в своих воспомина­ниях, — видно было, что это страшно нервный и впечатлительный молодой человек <...>. По молодости и нервности он не умел владеть собой и слишком явно высказывал свое авторское са­молюбие и высокое мнение о своем писательском труде. Ошеломленный блистательным первым своим шагом на литературном поприще и за­сыпанный похвалами компетентных людей в ли­тературе, он, как впечатлительный человек, не мог скрыть своей гордости перед другими моло­дыми литераторами, которые скромно выступи­ли на этом поприще с своими произведениями».

Панаевой было тогда двадцать шесть лет. Не­высокая кокетливая брюнетка, она вся точно сверкала: блеск ее зубов, карих глаз, светлой кожи, крупных бриллиантов на шее и в ушах сливались в ослепительное сияние. Темное пла­тье, отделанное кружевами, подчеркивало строй­ную фигуру. Такой увидел ее Достоевский, и она покорила его с первого взгляда.

Молодая Панаева надолго запомнилась До­стоевскому. Одной очень характерной чертой ее внешности он наградил героиню «Преступления и наказания», тоже Авдотью — сестру Расколь­никова: «Рот у нее был немного мал, нижняя же губка, свежая и алая, чуть-чуть выдавалась впе­ред, вместе с подбородком, — единственная непра­вильность в этом прекрасном лице, но придавав­шая ему особенную характерность и, между про­чим, как будто надменность».

Через три месяца после встречи с Панаевой Достоевский писал брату: «Я был влюблен не на шутку в Панаеву, теперь проходит, а не знаю еще. Здоровье мое ужасно расстроено, я болен нервами и боюсь горячки или лихорадки нерви­ческой».

Жена писателя А.Г. Достоевская свидетель­ствовала, что «увлечение Панаевой было мимо­летно, но все же это было единственным увлече­нием Достоевского в его молодые годы. В доме у них, где к Федору Михайловичу начали отно­ситься насмешливо, неглупая и, по-видимому, чуткая Панаева пожалела Достоевского и встре­тила за это с его стороны сердечную благодар­ность и нежность искреннего увлечения».

Первая влюбленность Достоевского была му­чительна, так как он быстро понял, что на вза­имность никогда не сможет рассчитывать; Па­наеву всегда окружала толпа многочисленных поклонников, среди которых далеко не послед­нюю роль играл Н.А. Некрасов.

Через много лет в рассказе «Бобок» Достоев­ский вспомнит о «светской львице» Панаевой и наградит ее именем одну из «загробных» дам — Авдотью Игнатьевну, мечтающую и на том све­те тоже иметь поклонников.