Пальм Александр Иванович

[28.12.1822 (9.1.1823), Краснослободск, Пензенской губ.— 10(22).11.1885, Петербург]

Петрашевец, писа­тель (псевд. П. Альминский), поручик лейб-гвардии егерского полка. Отец Пальма сначала был лесничим, потом служил чиновником особых поручений Вятской казенной палаты, а мать была простой крестьянкой. Образование Пальм получил в Дворянском полку и в Петербургском кадетском корпусе. В 1872–1873 гг. Пальм в ав­тобиографическом романе «Алексей Слободин», изобразив себя под именем Андрюши Морица, писал: «Андрюша Мориц, кроме занятий по службе, очень в то время утомительных, не про­пускал публичных лекций, хотя они были в то время очень неутомительны, успевал брать уро­ки в языках, ходил к учителю пения и не прочь был проплясать всю ночь на бале или в маскара­де дворянского собрания <...>. Андрюша, более развитой, нервный и самолюбивый, как будто чувствовал зародыш своей силы, горячо отстаи­вал свои иллюзии и часто обнаруживал упрям­ство избалованного ребенка <...>. Он был востор­женный поклонник Жоржа Занда, посвящал даже стихотворения этой далекой звезде какого-то нового мира...»

В 1842 г. Пальм был выпущен в лейб-гвардии егерский полк в чине прапорщика, а к 1849 г. стал поручиком. В 1840-е гг. Пальм начал печа­тать, в основном, свои стихотворения, хотя были переводы и из А.Шенье, пытаясь после смерти отца в 1846 г. содержать мать и двух братьев. В августе 1847 г. произошло знакомство Пальма с М.В. Петрашевским, а с осени 1847 г. Пальм стал посещать его «пятницы». Из петрашевцев особенно тесной дружбой Пальм был связан с С.Ф. Дуровым, с которым вместе жил с 1847 г., был одним из инициаторов создания кружка С.Ф. Дурова, посещал собрания у поэта А.Н. Пле­щеева, присутствовал при чтении Н.П. Григорь­евым «Солдатской беседы» на обеде у Н.А. Спешнева.

В качестве петрашевца Пальм неоднократно встречался с Достоевским, о чем последний со­общал в своих показаниях по делу петрашевцев.

Пальм был арестован в ночь на 23 апреля 1849 г. и приговорен к смертной казни, но по конфирмации, так как он «принес в необдуман­ных поступках своих раскаяние», ему было за­считано за наказание восьмимесячное пребыва­ние в крепости, и он был переведен тем же чи­ном — поручиком, но без права повышения по службе, в армию, в Литовский егерский полк в Одессу. «Как теперь вижу минуту нашего про­щанья в декабре 49 года, — вспоминал Пальм о своем прощанье с Достоевским. — Он бодрый, почти веселый и какой-то светлый, верующий, обнял меня и сказал: "До свидания. Пальм, уви­димся непременно, — уж это непременно — уви­димся! Четыре года каторги, потом солдатчи­на — все вздор, пустяки, пройдет, а будущее наше!" Глаза его сверкали, прекрасная, любя­щая — хоть и не без тонкого юмора — улыбка загорелась нашего бледном, измученном лице...».

Пальм участвовал в военных действиях на Ду­нае в 1853–1854 гг., в осаде Силистрии, в оборо­не Севастополя. В1856 г. с Пальма были сняты все ограничения в правах, и он вскоре вышел в от­ставку в чине майора. Весной 1867 г. Пальм взял к себе тяжело больного С.Ф. Дурова и ухаживал за ним до самой его смерти в 1869 г. В 1870-е гг. написаны комедии Пальма «Старый барин», «Наш друг Неклюжев» и в 1872–1873 гг. в «Вестнике Европы» был опубликован автоби­ографический роман Пальма «Алексей Слободин», в котором были выведены его товарищи — участники «пятниц» М.В. Петрашевского, а главный герой, по имени которого назван роман, обладает — как свидетельствовал сам автор — многими чертами молодого Достоевского.

Однако Достоевскому роман «Алексей Слободин», по всей вероятности, не понравился, так как в редактируемом им «Гражданине» появи­лась отрицательная рецензия князя В.П. Мещер­ского (1873. № 1. С. 21-23). И дело не в том, что роман был далеко не всегда на должном художе­ственном уровне: очевидно, Достоевский не уви­дел в нем раскаяния, которое уже успел сам пе­режить. В 1873 г. Пальм, находясь в должности управляющего полтавским отделением Государ­ственного банка, был предан суду за присвоение казенных денег и за подлог, в связи с чем Достоевский раздраженно писал В.П. Мещер­скому 1 марта 1874 г. о «тупости понимания со­временного дешевого либерализма, к которому так многие прибегают из выгоды (начиная с сви­ньи — Тургенева и кончая вором Пальмом)...».

Первая встреча Достоевского и Пальма после тридцатилетней разлуки состоялась 16 декабря 1879 г. на литературном утреннике в пользу нуждающихся учеников Ларинской гимназии (Достоевской читал рассказ «Мальчик у Христа на елке»), о чем Пальм вспоми­нал: «Прошли многие трудные годы и в самом деле наступило наше свидание... Ф<едор> М<ихайлович> опять все тот же бодрый, светлый, верующий, — на литературном чтении в пользу учащейся молодежи, шепчет мне: "А ведь мы не пропали! Мало нас, а все-таки нет-нет, да и вспомнят стариков... Ведь вот же пригодились, не пропали!.."». Последняя встреча Достоевского и Пальма про­изошла на литературном вечере в пользу Выс­ших женских курсов 14 декабря 1880 г., где оба выступали с чтением ролей из гоголевских пьес: Пальм — Осипа из «Ревизора», Достоевский — Подколесина из «Женитьбы». Пальму принадлежит дилогия «Больные люди» (Т. 1-2. 1881). В 1883 г. Пальм издавал журнал «Театр». Незадолго до смерти Пальм написал повесть «Последний сон», кото­рая была запрещена цензурой и рукопись ее конфискована.