Оболенский Владимир Владимирович

[1841 — 16(29).11.1903, им. Пустомерж, похоро­нен в с. Ястребине близ ст. Веймарн Балт. ж. д.]

Князь, владелец типографии в Петербурге, где в 1876–1877 гг. печатался «Дневник писателя» Достоевского. Оболенский — автор ряда статей по земским вопросам, издатель-редактор либе­рального земского органа «Гдовско-Ямбургского листка» (1872–1876), познакомился с Досто­евским в первой половине 1870-х гг. у издателя, князя В.П. Мещерского, о чем вспоминает мет­ранпаж М.А. Александров: «Вконцеже 1875 го­да в газетах появилось объявление об издании с наступающего 1876 года "Дневника писателя" Ф.М. Достоевского. Вскоре после появления этих публикаций в контору типографии кн. В.В. Обо­ленского, помещавшуюся в подвальном этаже дома № 8 по Николаевской улице, вошел Федор Михайлович и сказал, что желает видеть меня. Это было в обеденное время, и потому меня в ти­пографии не было, но в конторе кроме служащих был сам владелец типографии князь В.В. Обо­ленский.

На заявленное Федором Михайловичем жела­ние видеть меня ему ответили, что я буду в ти­пографии от 4-х до 9-ти часов вечера. При этом князь В.В. Оболенский напомнил ему, что он с ним встречался на четверговых литературных вечерах у князя В.П. Мещерского, и потому не­сколько знаком с ним. Потом, упомянув о по­явившемся в газетах объявлении о "Дневнике писателя", предложил услуги своей типографии по печатанию этого издания, на что Федор Ми­хайлович ответил, что он для этого-то и пришел сюда, "но не потому, — промолвил при этом он, — что считаю вашу типографию за очень хо­рошую, а потому, что тут у вас находится доро­гой для меня человек — Михаил Александрович Александров, и вот с ним-то я желал бы иметь дело".

Князь В.В. Оболенский был дилетант — лю­битель типографского дела, чего ради только и держал типографию. Он объяснил Федору Ми­хайловичу, что я, согласно его желанию, могу вести его предполагаемое издание, но что я буду вести его лишь как метранпаж, то есть сделаю набор, исправлю корректуры, приготовлю набор к печати, и только, относительно же всего ос­тального, как-то: чтения корректур, печати, де­нежных расчетов и проч., ему, Федору Михай­ловичу, придется иметь дело с конторою типо­графии, с которой он может обо всем условиться теперь же. На это Федор Михайлович возразил, что никаких условий он заключать не намерен, потому что не любит их и считает излишними в сношениях между людьми, хорошо знающими друг друга. Князь поспешил разъяснить Федо­ру Михайловичу, что под словом "условиться" он разумеет не какие-либо формальности нота­риальные, а просто предложение осведомиться о ценах, работы и о порядке сношений с типографиею. На это Федор Михайлович согласился. Давая при этом необходимые для составления сметы сведения, он сказал, что образцом фор­мата и вообще внешнего вида своего "Дневника" он избрал издание Гербеля ("Европейские клас­сики в переводе русских писателей"), но более крупным шрифтом и с большим промежутком между строк. Однако ж для окончательного переговора обещал прийти вечером, когда буду в типографии я.

В назначенное время Федор Михайлович при­шел в типографию вторично. Князь В.В. Обо­ленский был опять там, поджидая его. Меня вызвали в контору. Поздоровался со мною Фе­дор Михайлович очень приветливо, по-дружески. Я, разумеется, был рад чрезвычайно этому свиданию, сопровождавшемуся столь определен­но засвидетельствованным — как мне лично, так и окружавшим меня в типографии лицам — вни­манием ко мне знаменитого писателя.

После кратких приветствий мы стали гово­рить о предстоявшем деле. Тут к нам присоеди­нились князь-типограф и его конторщик со сме­тою...».

В августе 1876 г., когда Достоевский возвра­щался после лечения в Бад-Эмсе в Петербург, его жена А.Г. Достоевская посылала ему письма из Старой Руссы на петербургскую типогра­фию Оболенского.

В записных тетрадях Достоевского за 1875–1876 гг. имеется запись: «О Базунове. Америка­низмы. Наши американцы: Оболенский, Овсянни­ков, Надеин. Бывший помещик, генерал. Кряж оседлых помещиков». Комментаторы Полного собрания сочинений Достоевского в 30 томах приводят явно ошибоч­ные сведения об Оболенском, когда пишут, что «имеется в виду, возможно, князь Дмитрий Александрович Оболенский (1822–1881), в 1870–1872 гг. товарищ министра государственных имуществ, член Государственного совета, автор книги «Хроника недавней старины» (СПб., 1876)».

На самом деле, речь идет о князе Владимире Владимировиче Оболенском. Запись эта, связан­ная с издательской судьбой А.Ф. Базунова, имеет и ирони­ческий характер, так как в русском книжном де­ле мало деловых людей, много дилетантов. В ИРЛИ сохранилось одно письмо Оболенского к Досто­евскому от 12 сентября 1877 г.