Нетка

Гувернантка плац-майора Омского острога В.Г. Кривцова, с которой Достоевский познакомился на каторге, о чем вспоминает каторжник-поляк А.К. Рожновский: «...У плац-майора была гувернантка, молоденькая девуш­ка. Шла упорная молва, что он состоит с нею в любовной связи и что она, как говорится, дер­жит его в руках. Звали ее арестанты Неткой и боялись как огня: настоящая змея была, под стать плац-майору. Про нее рассказывали, что когда, бывало, секут в кордегардии, то она под­ходит к замку и слушает крик. Впрочем, я это­му не верю. У Нетки были ручные голуби, кото­рых она привезла из России, и очень за ними ухаживала. Голуби эти часто залетали к нам во двор, и многие из наших зарились на них, но над­смотрщики еще зорче следили, чтобы их не ло­вили. Один молодой голубь сильно привязался к Достоевскому. Тот кормил его хлебом, и он каждый день прилетал к нему за своей порцией. Сначала сторожа восставали против этого, но потом, видя, что Достоевский вреда голубю не делает, начали смотреть сквозь пальцы. При­шлось нам однажды идти обжигать алебастр, а путь лежал мимо плац-майорского дома. Рабо­та эта тяжелая и потому нас отпустили в замок раньше обыкновенного. Поравнялись мы с плац-майорским домом, вдруг, смотрим, Нетка голу­бей кормит. Достоевскому пришла в голову взбалмошная мысль свистнуть на голубей. Вся стая поднялась в воздух, а голубь Достоевского, видно, узнал его, подлетел к нему близко и вьет­ся над головой. Нетка выскочила на дорогу и прямо бросилась к Достоевскому.

— Это ты приманиваешь моих голубей, раз­бойник: постой, я тебе задам!

Не помню, право, что ответил ей на это До­стоевский, кажется, сказал, что она хуже бессо­вестного животного, знаю только, что сказал сильную и внушительную фразу. Нетка так и замерла на месте.

Далеко мы отошли от плац-майорского дома, а она все стоит; потом смотрю, закрыла лицо ру­ками и тихо пошла в дом.

Мы все ожидали, что эта вспышка дорого обойдется Достоевскому, между тем ничего, про­шло благополучно. Потом недели через две узна­ем, что Нетка уехала в Россию вместе со своими голубями, но что всего удивительнее, голубь До­стоевского остался и по-прежнему прилетал к нему каждый день. Нарочно ли оставила его Нет­ка, или он сам от нее улетел — мы не могли уз­нать...».