Мордвинов Николай Александрович

[10(22).2.1827, Петербург — 22.2(6.3).1884, Са­мара]

Петрашевец. Окончил Петербургский университет (1847), чиновник Министерства внутренних дел, посещал пятницы М.В. Петрашевского и «субботы» С.Ф. Дурова. Мордвинов не был арестован и привлекался к допросу 1 сентяб­ря 1849 г. На вопрос комиссии, «какое Николай Мордвинов принимал участие в собраниях у Ду­рова?», А.И. Пальм показал: «Мордвинов, как и все, бывал на вечерах; участвовал, как и все, в складчине. Он ничего не читал и ничего не пи­сал по предложению Филиппова». Так же ответили на этот вопрос С.Ф. Дуров и Н.П. Григо­рьев: «Мордвинов принимал участие в вечерах Дурова в числе прочих, особенно не высказывал­ся, речей не говорил, ничего не читал, а только взял у меня списать "Солдатскую беседу"». «Вообще г-н Мордвинов не был из пер­вых, — показывал Н.П. Григорьев. — Он и Пле­щеев молодые, горячие и легко увлекаются. Вот выражение, которое я слышал от одного из са­мых серьезных социалистов: Вы, т.е. я (разго­вор был откровенный) и Мордвинов, принадле­жите к разряду тех странных сангвинических натур, которые безотчетно увлекаются другими, такие люди не способны руководить».

На вопрос комиссии, «объясните, какое Ни­колай Мордвинов принимал участие в собрани­ях у Плещеева», Достоевский ответил: «Нико­лай Мордвинов, как мне известно, старый зна­комый Плещеева и товарищ по Университету; он приезжал к нему как близкий знакомый. Но он всегда был молчалив. Я ничего не заметил осо­бенного».

По свидетельству друга писателя А.Н. Май­кова, со слов Достоевского, Мордвинов вместе с Достоевским входил в конспиративный кружок во главе с Н.А. Спешневым «с целью произвести переворот в России», и А.Н. Май­ков же писал, что изготовленный по чертежам П.Н. Филиппова типографский станок хранил­ся у Мордвинова, но его родные сумели спрятать его до обыска.

Однако Б.Ф. Егоров считает, что «в этой ис­тории сомнительно следующее: Мордвинов не был арестован, его не держали в крепости, а лишь вызвали на допрос в начале сентября; если тогда и был обыск в его квартире, неужели Мор­двинов свыше четырех месяцев после арестов друзей спокойно держал станок в комнате, не по­думав об его укрытии или уничтожении?! Не спу­тал ли Майков квартиры Мордвинова и Спешнева?».

Мордвинов не подвергался суду, за ним был учрежден только секретный надзор. В.Р. Лейкина-Свирская в статье «Революционная прак­тика петрашевцев», опираясь на характеристи­ку Мордвинова как революционно настроенно­го и близкого А.И. Герцену человека, данную ему Н.А. Добролюбовым, ос­вещает активную роль Мордвинова в организа­ции типографии и считает, что Н.А. Спешнев и П.Н. Филиппов «выгораживали» Мордвинова (это отразилось в материалах комиссии), очевид­но, потому, что Мордвинова ценили и хотели убе­речь от обвинения.