Момбелли Николай Александрович

[12(24).2.1823, г. Новозыбков Черниговской губ. — 14(27).12.1902, Владикавказ]

Петра­шевец, поручик лейб-гвардии Московского пол­ка. Образование получил в Дворянском полку. Среди его сослуживцев образовался научно-ли­тературный кружок, где с сентября 1846 г. по февраль 1847 г. было прочитано и обсуждено не­сколько десятков докладов, в том числе и сочинения самого Момбелли, трактую­щие широкий круг исторических, политиче­ских и религиозных проблем. Это были обзоры со­чинений Вольтера, французских энциклопеди­стов, исследования по русской истории на по­лузапретные темы: о народных восстаниях, о Петре III, о процессе царевича Алексея Петро­вича и т.п.

С осени 1848 г. Момбелли посещал «пятни­цы» М.В. Петрашевского, где внес проект об учреждении «Братства взаимной помощи». Момбелли принял участие также и в собраниях у С.Ф. Дурова и, по свидетельству А.Н. Майко­ва, со слов Достоевского, входил в конспиратив­ный кружок, ставивший своей «целью произве­сти переворот в России». В своих показаниях по делу петрашев­цев Достоевский признался, что знал Момбелли, что «было несколько слов, ска­занных Момбелли о вреде карт и о растлении нра­вов из-за игры. По его идее, карты, доставляя ложное и обманчивое занятие уму, отвлекают его от истинных потребностей, от образования и полезных занятий», что когда С.Ф. Дуров отказался от вечеров, «Момбелли предложил собраться у Спешнева», что Момбелли присутствовал, когда «я про­чел <...> переписку Белинского с Гоголем», что «в самом начале вечеров у Дурова, кажется, даже в первый вечер, Момбелли дей­ствительно начал говорить что-то подобное ["о тес­ном сближении между посетителями, дабы под влиянием друг друга тверже укрепиться в на­правлении и успешнее поддерживать свои идеи в общественном мнении"], но всех его слов не упомню. Но помню, что он не докончил; потому что его прервали на половине и занялись музы­кой. Момбелли засмеялся, не обиделся за невни­мание, согласился тут же, что он начал говорить некстати, и о словах его уже никогда более не было помину, и общество надолго осталось чис­то литературно-музыкальным».

Провокатор П.Д. Антонелли доносил, что в со­брании 1 апреля 1849 г. «Момбелли говорил, что если нельзя думать в эту минуту об освобожде­нии крестьян, то по крайней мере священною обязанностию каждого помещика должна быть заботливость об образовании крестьян, заведе­нии у них школ и внушении им о собственном их достоинстве. С мнением Момбелли согласи­лось и все собрание, кроме Григорьева».

Ф.Н. Львов и М.В. Петрашевский в [Запис­ке о деле петрашевцев] вспоминают: «Момбел­ли, разговаривая со Львовым о всех пакостях высоких сановников, которые не страшатся ни­сколько общественного мнения, тем более что оно почти и не существовало не только в России, но и в Петербурге, сказал: "А недурно было бы составить тайное общество, которое бы имело це­лью направлять общественное мнение против всего мерзкого, подлого, рабского, против про­извола и насилия и возвышать все хорошее, доб­рое, гражданскую доблесть и пр., а также вы­двигать всех не только передовых, но и вообще честных и умных людей, стараться, чтобы они заняли влиятельное положение как на службе, так и в обществе. Какая была бы сила у нас че­рез несколько лет!" — "Да, — отвечал Львов, — такое общество могло бы принести и другую пользу: если в России совершится когда-нибудь политический переворот, то из этого общества могут выйти готовые политические деятели"».

Момбелли был арестован в ночь на 23 апреля 1849 г., приговорен к расстрелу, замененному 15 годами каторги, 22 декабря 1849 г. выведен на Семеновский плац, из-за болезни был отправ­лен в Тобольск 12 января 1850 г. Каторгу Мом­белли отбывал в Александровском серебропла­вильном заводе Нерчинского округа, по мани­фесту 26 августа 1856 г. вышел на поселение и отправился рядовым на Кавказ, в 1857 г. был зачислен в Апшеронский полк, в 1859 г. за отли­чие в боях был произведен в прапорщики и по­ступил на службу чиновником особых поручений и начальником городского отдела канцелярии командующего войсками Дагестанской области, где дослужился до чина майора.

Судя по записке Момбелли к Достоевскому от 20 октября 1872 г. «Ольга Ивановна Иванова, урожденная Анненкова, очень желает возобно­вить с Вами, Федор Михайлович, знакомство, взяла у меня Ваш адрес и, вероятно, в скором времени будет у Вас. Я же сожалею, что уезжаю из Петербурга, не повидавшись с Вами и не пе­ребросивши хоть несколько слов», —а также по записям Достоевского за 1876 г. «Не забыть Момбелли», «Момбелли», — Достоевский встречался с Момбелли в 1870-х гг.