Милютин Владимир Алексеевич

[4(16).12.1826, с. Титово Калужск. губ. — 5(17).8.1855, Бад-Эмс]

Петрашевец, философ, экономист и правовед, окончил юридический факультет Пе­тербургского университета (1847), профессор (с 1853 г.) государственного права в Петербургском университете, автор статей по экономике Европы в 03 (1847. № 3–4) и С (1847. № 8–9). П.П. Семенов-Тян-Шанский вспоминает: «Посещали мы друг друга не особенно часто, но главным мес­том и временем нашего общения были опреде­ленные дни (пятницы), в которые мы собирались у одного из лицейских товарищей брата и Дани­левского — Михаила Васильевича Буташевича-Петрашевского. Там мы и перезнакомились с кружком петербургской интеллигентной моло­дежи того времени, в среде которой я более дру­гих знал из пострадавших в истории Петрашевского — Спешнева, двух Дебу, Дурова, Пальма, Кашкина и избегших их участи — Д.В. Григоро­вича, А.М. Жемчужникова, двух Мордвиновых, Владимира Милютина, Панаева и др. Все эти лица охотно посещали гостеприимного Петрашевского главным образом потому, что он имел собственный дом и возможность устраивать по­добные очень интересные для нас вечера...».

Милютин и его друзья М.Е. Салтыков и Вал. Н. Майков перестали посещать кружок М.В. Петрашевского в начале 1847 г., образовав собственный кружок, который посещал также и Достоевский. В ноябре—феврале 1848 г. Милю­тин встречается с Достоевским у поэта А.Н. Пле­щеева. Милютин к делу петрашевцев привлечен не был, хотя имя его и упоминалось в следственных делах. В уст­ном рассказе А.Н. Майкова о Достоевском и пет­рашевцах в записи А.А. Голенищева-Кутузова приводятся слова Достоевского, обращенные к А.Н. Майкову в 1849 г.: «Вы, конечно, понима­ете, — говорит он, — что Петрашевский болтун, несерьезный человек и что из его затей никако­го толка выйти не может. А потому из его круж­ка несколько серьезных людей решились выде­литься (но тайно и ничего другим не сообщая) и образовать особое тайное общество с тайной ти­пографией, для печатания разных книг и даже журналов, если это будет возможно <...>. Надо для общего дела уметь себя сдерживать. Вот нас семь человек: Спешнев, Мордвинов, Момбелли, Павел Филиппов, Григорьев, Владимир Милю­тин и я — мы осьмым выбрали вас; хотите ли вы вступить в общество?» — «Но с какой целью?» — «Конечно, с целью произвести переворот в Рос­сии. Мы уже имеем типографский станок; его заказывали по частям в разных местах, по ри­сункам Мордвинова; все готово».

Б.Ф. Егоров пишет, что имя Милютина «здесь несколько сомнительно»: «помимо того, что Ми­лютин давно уже не посещал кружки петрашев­цев, он еще к весне 1849 г. уехал из Петербурга в южные губернии России, в командировку».