Меркуров

[? — ?]

Муж М.К. Меркуровой. Ротмистр в отставке, с которым в феврале 1838 г. в Петербурге Достоевского и его старшего брата М.М. Достоевского познакомил И.Н. Шидловский. 17 февраля М.М. Достоевский писал отцу: «И.Н. Шидловский уже уехал. Думаю и даже наверно полагаю, что он Вас застал в Москве. Я дал ему адрес. В замену же нашего с ним знакомства, которое продолжится во все время нашей жизни, он познакомил нас с своим давнишним знакомцем отставным ротмистром Меркуровым. Он женат. Вот истинно благородный, истинно изящный дом! Я принят у них как родной. Они зовут меня братом. Даже мне отведена и комната, и я прожил у них целую маслянницу».
В письме к брату от 9 августа 1838 г. Достоевский упоминает о Меркурове: «Я бывал у них несколько раз после твоего отъезда». В конце 1838 г. Меркуров уехал из Петербурга, и общение Достоевского с ним возобновилось в 1844 г.: «Ну теперь все черти помогай тебе, а не угадаешь, кого я открыл в Петербурге, милый брат, — Меркуровых!!писал Достоевский брату в июле—августе 1844 г. — Я встретился с ними случайно и, разумеется, возобновил знакомство. Я тебе все расскажу. Во-первых, брат, это люди хорошие <...>. Меркуров un peu picardo, но славный малый. Они разбогатели и имеют тысяч семь годового дохода. Живут отлично. Старик Меркуров, кажется, умер, и они разделились. Ты напрасно предполагал, что он в жандармах. Он служил в жандармах только полгода; потом перешел в Ольвиопольск<ий> гусарский полк (на юге). Потом был прикомандирован в Петербург к образцовому полку. Это было, когда ты производился в офицеры (и мы не знали). Наконец, опять служил и теперь штаб-офицер, вышел в чистую отставку и живет в Петербурге. Меня приняли превосходно. Они совершенно такие же, как и прежде. <...>. Нужда заставила меня попросить взаймы у Меркурова. Получаю вместо ответа приглашение на чай. Прихожу: он говорит, что краснеет от моего письма. Что не знает, почему я просил у него взаймы, когда имел право требовать должное. Что он молчал оттого, что не было денег (действительно не было, ибо он на моих глазах истратил 2000 на покупки), что он ждет самого скорого получения и тогда хотел доказать строгость характера, отдав деньги без нашей просьбы. Но теперь краснеет оттого, что я напомнил ему. Не имея денег, просил он меня принять 50 руб. ассигнац<иями>. Я принял (брат, ты не знаешь, какова была нужда моя). Приказали тебе кланяться. Пиши к ним, брат, они об тебе весьма интересуются, удивились, что ты женат. Как счастливо! Теперь деньги верные, он не хотел отдавать прежде, но теперь, увидав меня снова, я уверен, что он с 1-го свидания решился отдать, к тому же он имеет средства. <...> Живет он рядом со мною: у Владимирской церкви по Владимирской улице, в доме Нащокина (его высок<ородия>)».